Галерея Тейт: классика и современность

Историческое здание галереи у Воксхолльского моста

Если вы спросите у лондонца, как пройти в галерею Тейт, он обязательно уточнит: в какую из них? Просто потому, что «Галерея Тейт» — это, в первую очередь, организация, курирующая работу четырех музеев, два из которых находятся в столице: Тейт Британия и Тейт Модерн. Начнем, как водится, с классики.

Эволюция по-английски: от тюрьмы до музея

Есть что-то мистическое в том факте, что меценатами и покровителями искусства нередко становятся сахарозаводчики. Так было в Российской империи, так случилось и в Британской. «Сахарный король из Чорли» Генри Тейт, сколотивший несметное состояние на сахаре-рафинаде, в 1889 году сделал британскому правительству поистине королевский подарок — шестьдесят пять картин из своей коллекции. Кроме того, 80 тыс. фунтов промышленник выделил на строительство галереи для демонстрации этих предметов искусства. Не прошло и десяти лет, как она была открыта на месте бывшей тюрьмы Миллбэнк. Проектировщиком здания выступил С. Смит, а попечительством новосозданной Национальной галереи британского искусства стал специальный Совет.

Жемчужина коллекции — утопленница?

Экспозиция нового музея на первых этапах его существования состояла из полотен живописцев, которые родились после 1790 года. Причина такого странного «фильтра» не вполне понятна, но одна из гипотез гласит о том, что галерея задумывалась для экспозиции современных картин. Сегодня первоначально современная галерея стала классической, уступив эту нишу галерее Тейт Модерн. Но во времена старта работы «материнской» галереи Тейт картины, выставлявшиеся в ней, действительно считались «смелыми». Взять хотя бы полотна Джорджа Фредерика Уоттса, которые он сам передал в фонд галереи: его аллегорические картины искусствоведы относят к символизму — течению, которое делало лишь первые робкие шаги в консервативно направленном искусстве викторианской Англии. Или хранящийся до сих пор в галерее шедевр мировой живописи — «Офелия» кисти Джона Эверетта Милле: знаменитый прерафалит даже купил за 4 фунта винтажное платье для написания этой картины, а юная натурщица вынуждена была позировать ему, лежа в ванной. Закончились сеансы тем, что бедняга Элизабет простудилась, и художнику пришлось выписать ее отцу еще 50 фунтов на лечение. Впрочем, финансовые растраты Милле себя оправдали: сегодня его «Офелия» — одна из самых известных картин в мире, и многие посещают галерею Тейт в первую очередь из-за этой завораживающе изображенной дамы. А памятник ее автору красуется перед входом в Тейт Британия.

«Офелия» Эверетта Милле

Победоносный путь искусства

Уже в 20-м веке фонды галереи пополнились благодаря меценатам коллекцией полотен импрессионистов и постимпрессионистов, но лишь 30 лет назад открылась галерея Клора (названа по имени известного филантропа), где экспонируется самая богатая коллекция работ Уильяма Тёрнера — гениального британского живописца, которого называют «предтечей импрессионизма». Художник завещал свои полотна государству — 282 картины в свыше 19 тыс. акварелей, в начале 20-го века они были переданы галерее. И возле каждого из них можно в восхищении стоять часами.

Несколькими годами позже были открыты филиалы галереи в Ливерпуле и Сент-Ивс, а 2000 год принес музею «пополнение» — Тейт Британия осталась «хранителем классики» — предметов живописи, скульптуры и графики мастеров 16-19 вв, а царством модерного искусства стала «дочка» музея — Современная галерея Тейт.

Тейт Модерн и ее миллионы

Заслуженно попавшая в топ-10 самых посещаемых музеев мира, Тейт Модерн считается очень зрелищной галереей даже сама по себе, без учета экспозиции. Неудивительно, ведь она в помещении, где располагалась электростанция, а ее Турбинный зал позволяет выставлять самые масштабные работы художников и скульпторов, временами даже гигантские. Недаром спонсором таких выставок стала компания Unilever, выделившая на эти цели свыше двух с половиной миллионов долларов. Но успех эксклюзивных работ, экспонируемых в таком зрелищном месте, превысил все ожидания спонсоров: 30 млн посетителей зала, и это только в период партнерства с компанией.

Устроители самой Тейт Модерн тоже не чужды меценатству: одна только арт-программа для талантливой молодежи, финансируемая из фонда Пола Хэмлина, «потянула» на пять миллионов фунтов. И с каждым годом у галереи все больше самых ценных миллионов — ее посетителей.

21-й век с его фантастической скоростью развития технологий бросает вызовы не только людям, но и вечным ценностям. Искусство всегда тонко реагировало на малейшие изменения в обществе, и вполне возможно, галереи современного искусства скоро перейдут в разряд классики, уступая место новым, ультрасовременным музеям. Ну а пока Тейт Модерн — в авангарде мирового искусства 21-го века, и «спихнуть» ее с этого пьедестала будет очень непросто.

 Людмила Медведская

Лондонская национальная галерея

Лондонская национальная галерея

Классически строгое серое здание, увенчанное неожиданно изящным куполом, стоит на Трафальгарской площади. Но простота его обманчива — любознательный посетитель найдет внутри около двух тысяч картин, написанных в период с 13-го и до начала 20-го вв. Недаром этот музей — на престижном третьем месте по посещаемости в мире.

Королевский каприз: коллекция банкира

Живопись во все века была отличной инвестицией. А если это еще и великолепные образчики западноевропейской живописи, начиная от эпохи раннего Ренессанса, такую коллекцию можно считать целым состоянием. И владел им, как это часто случается с ценными состояниями, банкир. Джон Джулиус Ангерштейн, судя по выбранным картинам, отличался хорошим вкусом: Тициан, Рубенс, Клод Лоррен, Джошуа Рейнольдс, Уильям Хогарт, Дейвид Уилки, Себастьяно дель Пьомбо. Полотна любого из этих живописцев сами по себе имеют огромную ценность, а собранные в коллекцию — бесценное сокровище. Только представьте — можно гулять по дому и любоваться, как флиртует в своем будуаре графиня, похищают сабинянок, гуляют на деревенском празднике, а в это время Венера обнимает ускользающего Адониса. И все эти сцены — кисти величайших художников. Неудивительно, что британское правительство выкупило коллекцию финансиста за баснословные по тем временам деньги — 57 тыс. фунтов, и выставило эти 38 полотен в доме банкира на улице Пэлл-Мэлл. Впрочем, возможно, парламент и не решился бы потратить средства столь «нерационально», если бы не давление короля Георга IV. Как ни странно, у этого скандального монарха оказалось фантастическое чутьё на перспективные проекты — по крайней мере, на один из них. Позже были выделены дополнительные деньги на обустройство новой галереи, а официально ее открытие состоялось через 15 лет после знаменательной покупки — в 1839 году.

«Водопад» из шедевров

Но еще раньше, в 20-е годы 19-го века, галерея пополнилась новыми образчиками картин — на этот раз удалось заполучить пейзаж великого Каналетто, еще одно полотно Рубенса и другие ценные картины. Количество их в коллекции перевалило за полсотни. Но истинный «водопад» из шедевров обрушился на устроителей галереи, когда они получили множество завещанных коллекционером картин, среди которых были полотна Тициана, Рембрандта, Тинторетто, Андреа дель Сарто и др. Отметка в сотню экспонатов была преодолена. А после того, как галерее отошли по завещанию одного лорда картины величайших английских художников Томаса Гейнсборо и Джона Констебла, а также «Вечер» Рубенса, коллекция музея стала одной из самых «завидных» не только в Англии, но и во всей Европе.

Следующие 30 лет вывели Лондонскую национальную галерею на мировой уровень: принятые в дар, приобретенные, завещанные — картины прибывали и прибывали. Слава музея гремела сперва на всю Европу, потом распространилась и за океан. В 1884 году галерея смогла даже себе позволить приобретение полотен Рафаэля и Ван Дейка. Шедеврам становилось тесно.

Скромное обаяние серого купола

Еще в начале 1830-х стало понятно, что количество картин растет, и дом на улице Пэлл-Мэлл — не самое презентабельное место для таких ценностей. Архитектор Уильям Уилкинсон разработал проект здания в неоклассическом стиле, которое и было возведено на Трафальгарской площади в 30-х годах 19-го века. Изначально у галереи в этом здании была не менее эстетически ориентированная «соседка» — Королевская академия художеств. Позже «серая жемчужина» на Трафальгар-сквер перешла во владение музея безраздельно.

Хронология, стоимостью в миллионы

Особенностью Лондонской национальной галереи является характер расположения экспонатов: все картины размещены по хронологии их создания. Обычно полотна группируются в первую очередь по авторству, независимо от того, сколько десятилетий прошло между созданием разных картин одного художника. Более того, в запасниках музея почти ничего не хранится — все картины экспонируются в выставочных залах.

Неудивительно, что этим пользуются злоумышленники. Кроме великолепных произведений искусств, стены картинной галереи хранят секрет беспрецедентного по своему масштабу и невероятного по простоте совершения ограбления. Самым резонансным ограблением галереи стала кража картины кисти Франциско Гойи (сегодня ее оценивают в 2 млн. фунтов). Схема была проста до гениальности – водитель фургона Джон Бантон по 6-метровой лестнице забрался в музей через открытое окно мужского туалета, взял полотно в главном помещении и вынес обратно через туалет. По-вашему, это мало похоже на сценарий замысловатого ограбления музея? Вор, перелезающий через забор с картиной в одной руке – зрелище комическое, но им никто не насладился.

Далее события развивались, как в незамысловатом водевиле – воришка пристроил картину стоимостью в 2 млн. на заднее сиденье, а по приезду спрятал под кровать съемной квартиры. Вора так и не нашли бы, если бы сам Бантон не признался в краже через 8 лет, когда его арестовали за совсем другое, мелкое нарушение. После того, как у нашего героя взяли отпечатки пальцев, он испугался, что их смогут сличить с отпечатками, оставленными им ранее в галерее, и не нашел ничего лучшего, как самому признаться в содеянном, чтобы смягчить неминуемое, по его мнению, наказание. Каково же было его удивление, когда он узнал что никаких отпечатков в галерее не нашли, а только паника сделала его одним из самых удачливых, но и незадачливых воров своего времени. В качестве мотива вор назвал социальный протест против каких-то пенсионных сборов, и кража картины должна была привлечь к этому внимание общественности. Мемориальной доски с именем Джона Бантона на дверях туалета вы не найдете, но окна в туалетах все-таки проверяйте – вдруг поблизости прохаживаются не в меру резвые социальные активисты.


Томас Гейнсборо. Утренняя прогулка

А совсем недавно в стенах галереи разразился скандал: один из посетителей порезал всемирно известную картину кисти Томаса Гейнсборо “Утренняя прогулка”. Именно под этим полотном происходила тайная встреча агента 007 в одном из лучших фильмов «бондианы» — «Скайфолл». Надрезав картину в двух местах, вандал заявил, что у него еще имеется при себе бомба. Причины, побуждающие «городских сумасшедших» повреждать предметы, представляющие художественную ценность, до сих пор изучаются психологами и психиатрами. А пока не найдено универсальное «антивандальное» лекарство, сотрудникам галереи приходится рисковать шедеврами ради того, чтобы на них смогли полюбоваться истинные ценители.

«Венера перед зеркалом » кисти непревзойденного Веласкеса, «Портрет четы Арнольфини» загадочного Яна ван Эйка, «Подсолнухи» гениального до сумасшествия Винсента Ван Гога — сокровища мировой живописи ждут своих благодарных зрителей в обманчиво скромном доме на Трафальгарской площади. Вы все еще не там?

 Людмила Медведская

Сомерсет-хаус: дом, где рождается вдохновение

Фасад Сомерсет-хауса со стороны Стрэнда

Вольготно раскинувшись за вуалью фонтанов, между Стрэндом и Темзой красуется Сомерсет-хаус. Герои Агаты Кристи раскрыли немало преступлений благодаря добытой здесь информации, ведь в этом здании разместились многие государственные учреждения. Время, место рождения подозреваемого, количество браков, детей и прочую интимную информацию «раснюхивали» здесь сыщики, а в финале всех ждало эффектное разоблачение. Чем еще, кроме помощи правосудию, знаменит Сомерсет-хаус?

Резиденция для авантюриста

Во времена 16-го века в Англии самым заядлым авантюристом можно было считать Генриха VIII — стоит только вспомнить «кавалькаду» его женитьб и разорванные отношения с Ватиканом. Но некоторые его современники не отставали от короля в авантюризме: например, основатель Сомерсет-хауса Эдуард Сеймур. Брат одной из жен монарха и дядя малолетнего наследника, Сеймур захватил власть после смерти Генриха VIII, провозгласив себя Лордом-протектором Англии при юном племяннике Эдуарде VI. Громкий титул порождает сильные амбиции, и новоявленный регент, заодно присвоивший себе титул графа Сомерсета, решил построить достойную своего статуса резиденцию. Для этого ему пришлось отдать под снос жилые объекты и часовни на приглянувшейся ему набережной Темзы, вызвав волну негодования среди горожан. Но ни их недовольство, ни последующее тюремное заключение не помешало Сеймуру реализовать свой проект, и Соммерсет-хаус был воздвигнут. Выйдя из Тауэра, герцог вновь принялся за политические интриги, и второе заключение уже закончилось для него обезглавливанием. Свою буйную голову Сеймур сложил через год после того, как возведение Сомерсет-хауса было закончено. А еще раньше он приказал начать строительство загородной резиденции, известной ныне как Сайон-хаус. Таким образом, Лондон обязан этому авантюрному аристократу, как минимум, двумя выдающимися особняками.

Вид на фонтаны

Пристанище для королев и налоговиков

Смерть владельца, казалось бы, лишила Сомерсет-хаус «светлого будущего» в качестве резиденции хозяина Англии, хоть бы и временного. Но именно сюда Мария I отправит «прозябать» свою сводную сестру Елизавету — будущую великую королеву и последнюю из Тюдоров. Именно в Соммерсет-хаусе будут жить в 17-м веке супруги трех английских королей. Анна, жена основателя династии Стюартов Якова I, и превратит эту резиденции в шикарный дворец. По ее приглашению выдающийся архитектор Иниго Джонс изменит облик здания, добавив в его планировку «щепотку палладианства», иначе говоря — элементов раннего классицизма, получивших название в честь итальянского архитектора Андреа Палладио.

В бурные революционные времена парламентарии решили избавиться от Сомерсет-хауса, выставив его на продажу. Но покупателя не нашлось, и во дворце расквартировались генералы и сами же парламентарии. А когда умер еще один Лорд-протектор Англии — Оливер Кромвель — именно здесь состоялось всенародное прощание с телом. После реставрации монархии во дворце вновь поселилась королева, и одно время он был приютом для антипротестантских заговорщиков, а позже — местом проведения балов и маскарадных увеселений. К его реконструкции «приложил руку» даже сэр Кристофер Рен. Но уже спустя век Сомерсет-хаус был снесен, так как перестал представлять интерес для монархов.

На его месте по проекту Уильяма Чемберса (который использовал чертежи И. Джонса) возвели новое строение для размещения государственных служб. Почти весь 20-й век Сомерсет-хаус занимали преимущественно налоговики. Возможно, поэтому здание было так быстро восстановлено после сильных бомбардировочных ударов времен Второй мировой войны.

«Натурщицы» и «картежники», стоимостью в миллионы

Сегодня главной «приманкой» для посещения дворца, который открыт для публики, является Галерея Института искусства Курто. Здесь — настоящая «Вальхалла» для любителей импрессионизма и постимпрессионизма. Ренуаровские девушки, сезанновские картежники, легендарная «барменша» Эдуарда Мане, Ван Гог с перевязанным ухом, эффектные натурщицы Амадео Модильяни — истинный ценитель живописи может «словить» здесь синдром Стендаля.

Не обходят вниманием здесь и современное искусство — перманентно в Сомерсет-хаусе проводятся выставки разной тематической направленности, посвященные фотоискусству, дизайну, архитектуре и т. п. Здесь также обожают устраивать светские встречи знаменитости, которые съезжаются на Лондонскую неделю моды.

Кинопоказы, концерты, общественный каток, 55 восхитительных фонтанов — и это далеко не все развлечения, которые Сомерсет-хаус может предложить искушенным лондонцам. Это место, которое вызывает вдохновение — рисовать, петь, снимать кино, танцевать под брызгами фонтанов и еще раз осознать, как прекрасен вид на Темзу.

 

Людмила Медведская

20 вариантов времяпровождения в Лондоне: Собор Святого Павла

Итак, вы в британской столице. Проездом, в гостях, на период учебы, а то и вовсе недавно стали жителем Лондона – в любом случаем, мы вам завидуем. Эта неповторимая прелесть узнавания! Ведь вам еще только предстоит открыть для себя все самые яркие грани этого невероятного города. Со своей стороны мы решили помочь всем, кто только начинает познавать Лондон, и подготовили для вас «пучок путеводных нитей». Готовы следовать за редакционной «Ариадной»? Итак, начнем.

Посетите шепчущую галерею в Соборе Святого Павла

Шедевр в стиле барокко авторства легендарного сэра Кристофера Рена как внутри, так и снаружи – настоящее чудо. Пройти мимо него – непозволительная роскошь для любого, кто хоть раз побывал в Лондоне. Собор Святого Павла хранит в себе немало тайн, и одна из них — в шепчущей галерее. Это — закрытый балкон у основания купола, в котором акустика необычной архитектуры собора создает причудливое слуховое явление. Если встать на противоположную от собеседника сторону купола, шепнуть что-нибудь (к примеру, «Я знаю, что ты делал прошлым летом»), он услышит вас так ясно, будто вы сказали ему это на ухо. И это невзирая на то, что вас разделяет расстояние более 100 футов. Только детей так не пугайте – ощущения на самом деле жутковатые. Будто сам Эдгар Аллан По черпал здесь вдохновение для своих мрачных детективных творений.

Но эти предостережения касаются лишь особо впечатлительных людей и маленьких детей. А для всех остальных творение Кристофера Рена — настоящее архитектурное диво. Приходите, проверяйте свой слух в шепчущей галерее и оставайтесь на вечернюю молитву – это место не оставит вас равнодушным.

Стойкий и торжественный

Собор Святого Павла — культовая достопримечательность британской столицы — создан по проекту знаменитого архитектора после того, как его собор-предшественник сгорел во время лондонского Великого пожара в 17-м веке. Удивительно, но на фоне разрушений, причиненных многим лондонским храмам поблизости, Собор Святого Павла устоял во время бомбардировок. Он выстоял всю войну с нацистами и стал центром празднования победы и скорби по погибшим в 1945 году. Такова его роль и по сей день: именно в Соборе Святого Павла проводятся самые знаменитые церемонии свадеб и похороны выдающихся людей.

Купите билет для осмотра достопримечательностей, чтобы прогуляться по Собору, рискните спуститься в склеп и осмотреть гробницы адмирала лорда Нельсона, герцога Веллингтона и сэра Кристофера Рена, а также и подняться на купол. Здесь круглый проход вокруг внутреннего края купола – уже знакомая вам шепчущая галерея. А если вы отличаетесь выносливостью и не боитесь высоты, поднимитесь еще выше, к Каменной и Золотой галереям — и взгляните на Лондон свысока.

Собор Святого Павла отличается множеством потрясающих дизайнерских особенностей, включая гипнотизирующую геометрическую лестницу, которая выглядит как ракушка гигантской улитки. Существует несколько вариантов ознакомления с собором, в зависимости от того, сколько у вас есть времени для осмотра. В стоимость основного входного билета входит прослушивание 15-20 минутной ознакомительной информации и 90-минутные экскурсии, которые проводятся с понедельника по субботу с 10:00 до 14:00. За дополнительную плату вы можете присоединиться к более расширенному, часовому туру по трифорию, который доступен по определенным дням в течение года (подробнее – на сайте Собора).

Самые сильные в мире впечатления чаще всего бесплатны

Примечательно, что при посещении Собора Святого Павла можно получить множество разнообразных впечатлений совершенно бесплатно. К примеру, в течение всей недели вы можете бесплатно посещать службы, а также занятия Хора Вечерней службы (с понедельника по субботу – в 17:00, в воскресенье — 17:15). Ну а если вы просто хотите посидеть на ступеньках и спеть «Кормить птиц» из «Мэри Поппинс» (этот вокальный «перфоменс» стал уже здесь едва ли негласной традицией) – чем не основание для посещения Собора? Окружающие храм сады с их чудесными цветами и деревьями, спроектированы с расчетом на большое количество мест, где так приятно посидеть на солнышке и туристам, и служащим. И кто знает, вдруг именно здесь вам откроется секрет вечно ускользающей от человечества гармонии…