Музей мадам Тюссо: история, воплощенная в манекенах

Когда маленькая дочурка экономки доктора Филиппа Куртиуса часами наблюдала за его работой с воском, она еще не знала, что судьба сулила ей славу основательницы необычного музея, который обретет известность далеко за пределами европейского континента. Девочка просто смотрела на работу мастера и училась лепить. Так будущая мадам Тюссо «слепила» свою яркую жизнь сама.

Ученица чародея

Дочь немца и швейцарки, жена француза и основательница английского музея, мадам Тюссо в первую половину жизни застала эпоху бурную и авантюрную, а старость и мирная кончина пришли к ней в консервативной викторианской Англии. Каким же образом дочь безвестной экономки оказалась в плеяде самых знаменитых лондонцев?

Урожденная Мари Гросхольц сразу после своего рождения была перевезена матерью на родину, поскольку отец нашел свою гибель на Семилетней войне, так и не увидев малышку. В доме бернского доктора Филиппа Куртиуса, куда устроилась работать ее мама, Мари под его руководством научилась изготовлять фигуры из воска. После переезда Куртиуса в Париж, мать с дочерью вскоре последовали за ним. Доктор открыл там мастерскую, а смышленая девочка стала его талантливой ученицей и продолжательницей дела.

Фигуры королевы Великобритании и Северной Ирландии Елизаветы II и Герцога Эндинбургского Филиппа в музее

«Фигурная лестница» к успеху

Первые шаги нового владельца мастерской и юной девушки-скульптора были более чем успешны: изготовленная ими восковая фигура фаворитки Людовика ХV, роковой красотки Жанны Дюбарри привлекла внимание парижан к мастерской. Фаворитка пользовалась скандальной славой, и посмотреть на нее нашлось множество желающих. Уже после первой выставки пришлось увеличивать количество локаций – Париж благосклонно принял новую моду.

Ученица доктора тем временем усовершенствовала свои способности настолько, что ее допускали к работе с представителями королевской семьи, восковые модели которых ей заказывали. Некоторое время Мари даже жила в Версале и преподавала искусство сестре короля.

Она была современницей Вольтера, Жан-Жака Руссо, Бенджамина Франклина, и не упустила случая изготовить восковые копии этих выдающихся личностей.

Восковые лица революции

Но пришло время, и Версаль вместе с королевскими милостями ей припомнили. Накануне штурма Бастилии, а значит — и начала Великой французской революции – общественное напряжение в Париже было невероятно сильным: по улицам таскали восковые манекены тех, кто довел народ до крайнего обнищания. И эти манекены были изделиями мадам Тюссо.

Анна Мария Гросхольц

Подобно многим, сохранившим верность или просто сочувствующим роялистам, Мари арестовали и посадили в тюрьму. Именно в заточении она познакомилась с другой знаменитой своей современницей, которая тогда носила скромное имя – Жозефина де Богарне. Наполеон Бонапарт в то время был еще малоизвестным корсиканцем, и Мари не знала, что общается с будущей женой императора Франции.

Мари приговорили к казни на гильотине, и, наверное, ее талант сгинул бы вместе с ее юной головой под лезвием этой устрашающей машины. Но этот же талант ее и спас: после казни Робеспьера девушке приказали сделать его посмертную маску. Она же изготовляла посмертные маски других жертв революции: Жана-Поля Марата и самой «гламурной» королевы – Марии-Антуанетты.

Многие из этих фигур, модели которых погибли страшной смертью, а также манекены знаменитых преступников, стали основой экспозиции Кабинета ужасов в будущем музее Мадам Тюссо.

Повелительница манекенов

Чудом избежав казни, Мари вернулась к своей работе у доктора, завещавшего ей после смерти свою коллекцию фигур. Она становится женой Франсуа Тюссо, который впоследствии оказался алкоголиком и картежником. Но ни беспутный муж, ни рождение двух сыновей не заставляют мадам Тюссо бросить дело всей ее жизни.

Спустя семь лет после замужества она эмигрировала в Великобританию, прихватив с собой старшего из сыновей и коллекцию фигур. Наполеоновский режим не способствовал легкому возвращению на родину, и скульптор отправилась путешествовать. Лишь в 1835 году Мари смогла организовать дебютную постоянную выставку своих изделий на Бейкер-стрит. С этого момента берет свой отсчет история Музея, названного ее именем. Благодаря тому, что Мари удалось сохранить шаблоны скульптур, некоторые утраченные экземпляры она восстановила. А 1925 год стал бы роковым для «детища» давно к тому времени покойной мадам Тюссо, если бы не предусмотрительность основательницы: из-за пожара многие модели были уничтожены, но благодаря формам их реконструировали. А за 8 лет до собственной смерти Мари изготовила свою скульптуру, которую можно увидеть в экспозиции лондонского музея.

 Людмила Медведская

Музей Фрейда: конечная остановка «певца» бессознательного

Дом-музей Зигмунда Фрейда

Жизнь легендарного «толкователя сновидений» трудно сравнить с радостным сном — это была жизнь, полная испытаний, жизнь великого ученого. Но по его собственному мнению, «задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира». Сегодня мы с иронией вспоминаем имя этого доктора каждый раз, когда речь заходит о попытке «проникнуть» в психику другого человека. Музеи, посвященные личности Зигмунда Фрейда, есть также в Австрии и Чехии. Но именно здесь, в скромном лондонском доме, оборвалась жизнь величайшего знатока человеческих душ.

Бегство из жизни в бессмертие

Музей Зигмунда Фрейда был основан в доме, где великий психиатр проживал со своей семьей после бегства из-за аншлюса Австрии. Ничего хорошего Фрейду с его этническим происхождением ждать от нацистов не приходилось: репрессии, запрет его работ, доносы в гестапо со стороны завистников, арест дочери вынудили ученого решиться на эмиграцию. Разрешение на выезд стоило огромных денег, которые доктор должен был выплатить правительству, и этот долг он смог погасить лишь с помощью друзей, да и то не сразу. Фрейд уехал и больше никогда не увидел дорогую его сердцу Австрию.

Уже в Лондоне тяжело больной ученый вынуждает лечащего врача при согласии дочери оборвать его мучения, и умирает от введенной ему смертельной дозы морфия. Прах Фрейда в этрусской вазе поместили в Голдерс-Грин — мавзолей старейшего британского крематория и первого учреждения такого профиля в Лондоне. Несколько лет назад вандалы пробрались туда и разбили вазу с прахом знаменитого психиатра, после чего его перенесли в другое место.

Ваза, в которой захоронен прах Зигмунда и Марты Фрейд

В хэмпстедском доме, где недолгое время успел пожить в эмиграции Зигмунд Фрейд, до начала 80-х гг. обитала его младшая дочь, основательница детского психоанализа. После ее смерти в здании и был открыт музей — в память о грандиозном научном прорыве, совершенном доктором Фрейдом.

Конечная остановка в идиллическом домике

Дом-музей, где работали отец и дочь, построен в стиле королевы Анны, который стал очень популярен среди лондонцев гораздо позже эпохи, породившей его. Контраст красных кирпичных стен и белых оконных рам в сочетании с обвивающими дом растениями навевает мысли об уюте английской деревни с ее миролюбием и идиллической жизнью. Увы, последние месяцы жизни Зигмунда Фрейда трудно назвать идиллией.

При подготовке экспозиции музея в доме оставили все, как было при жизни хозяев. Здесь хранится около 2 тысяч экспонатов, в том числе — ряд древних фигурок, выстроенных на конторке, за которой так любил работать ученый в ранние утренние часы.

Фрейдам повезло вывезти многие ценные предметы обстановки с собой в эмиграцию, в том числе — книги, фотографии и множество документов из домашнего архива. Сегодня гордостью музея являются коллекция редкостей египетского, древнегреческого, древнеримского периодов, восточные ценности, любовно собранные и сохраненные Фрейдом. Значительный интерес для искусствоведов оставляют картины, в тому числе, портрет доктора кисти Сальвадора Дали. Хранятся здесь также столы, буфеты, роскошные восточные ковры, другие предметы обихода, составляющие немалую антикварную ценность, среди которых — мебель в некогда модном стиле бидермайер.

Хотите об этом поговорить?

Но главным «артефактом» музея, несомненно, является кушетка — та самая, лежа на которой, пациенты пересказывали эксцентричному, но безумно модному в обществе доктору свои сновидения. Кушетка Фрейда — едва ли не самый узнаваемый предмет мебели в мире. Очень удобная, покрытая красивейшим иранским ковром, она скорее компактная, чем просторная. Видимо, так и было задумано — во время сеанса пациент должен не отдыхать, а работать над своим состоянием вместе с доктором.

Статуя Зигмунда Фрейда работы Оскара Немона в двух минутах ходьбы от музея

Вокруг музея разбит небольшой, но ухоженный сад, в котором отец и дочь любили работать в перерывах между научными изысканиями. Здесь пламенеют розы и герани, застенчиво прячется от общества гортензия, цветут и плодоносят сливы.

В Музее Фрейда регулярно читаются различные лекции и проводятся семинары. Кроме того, здесь функционирует сувенирный магазин, в котором можно купить книги как самого Зигмунда Фрейда, так и биографические работы о нем, а также множество оригинальных тематических сувениров.

«Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его», — сказал однажды ученый, и возразить ему нечего. Но некоторые покидают мир, оставляя ему огромное наследие своего неутомимого труда и блестящего интеллекта. Таким был Зигмунд Фрейд при жизни, таким он и остался в мировой истории.

Людмила Медведская

6 музеев Лондона с необычной атмосферой — 1

Джеффри, Музей дома. Фасад

Приехав в этот город, туристы первым делом посещают Биг Бен, Тауэр, Весминстер, Британский музей, Национальную галерею, Лондонский глаз, Гринвич и другие достопримечательности, слава которых уже «прогремела на весь мир». Но есть и другой Лондон – тот, о котором вам расскажет не каждый экскурсовод и напишут не все путеводители. Британская столица таит в себе немало сюрпризов, и одними из самых приятных оказываются необычные музеи. Казалось бы, увидели уже все – сокровища королевской семьи, шедевры мировой живописи, смешные шапки бифитеров, даже мумии фараонов. И все равно Лондон найдет, чем вас еще удивить. Просто отдайтесь обаянию этого города и посетите те места, которые хоть и не столь известны, но полны самобытного очарования.

Джеффри, Музей дома (The Geffrye, Museum of the Home): Все в сад!

В этом специфическом заведении прослеживается история интерьеров различных домов, начиная с 1600 года и до нашего времени. Оригинальные экспозиции городских жилых комнат среднего класса и садов иллюстрируют дома и повседневную домашнюю жизнь обычных людей, отражают изменения в обществе, поведении, стиле и вкусах.

Комнаты разных эпох ведут посетителей сквозь века: от дубовой мебели и панелей 17-го века, мимо сдержанной георгианской элегантности и эклектического викторианского стиля, до модернизма 20-го века и современной жизни.

Джеффри, музей дома. Комната для рисования

Эти любопытные экспозиции дополняются чередой садов, разбитых в стиле каждого из периодов, а также великолепным вертикальным (настенным) травяным садом. Этот интересный объект, отмеченный многими наградами, открыт с апреля до октября, и создан с целью продемонстрировать роль сада в домашней жизни британцев.

Джеффри, музей дома. Вид на сад.

Музей Джеффри находится в оживленном и творческом районе Хокстон (Hoxton) — историческом центре производства мебели и огородничества. Расположен музей в красивых зданиях, где ранее была обустроена богадельня 18-го века. Эта территория окружена чудесными садами, что делает музей еще более привлекательным для посещения — не только для поклонников садоводства, но и для обычных посетителей, которые ищут прохлады и тишины в сердце шумного города.

ГолдсмитсХолл (Goldsmiths Hall): ювелирный подход

Одна из двенадцати крупных ливрейных компаний в Лондоне — «Голдсмитс» — получила Королевскую хартию в 1327 году. Компания была основана для урегулирования тонкостей ювелирного ремесла, и еще с 1300 года несет ответственность за проверку качества драгоценных металлов и клеймение. Сейчас компания продолжает выполнять эту уставную функцию с помощью Пробирной палаты Лондона (Assay Office London).

Голдсмитс-Холл

Основанная в Голдсмитс-Холле, одном из тех зданий, которое специалисты считают архитектурным достояний Лондона, компания регулярно проводит выставки и мероприятия, посвященные популяризации работы современных ювелиров и серебряных дел мастеров. Среди таких мероприятий — ежегодная выставка-продажа, Ярмарка ювелиров (Goldsmiths Fair) и др. Голдсмитс-Холл рекомендуются для посещения всем эстетам, любителям роскоши, а также тем, кто в детстве зачитывался восточными сказками о сокровищах, ослепляющих всех вокруг своим блеском.

Музей Банка Англии (Bank of England Museum): храните деньги в коллекциях

Притаившийся за внушительными стенами Банка Англии, этот нестандартный музей познакомит вас с историей британского банка с момента его основания в 1694 году и до нынешних дней, когда он исполняет роль центрального банка страны.

Музей Банка Англии

Здесь находятся золотые слитки, с маркировкой от древних до современных времен, монеты и уникальная коллекция банкнот. Есть также много вещей, которые вы, возможно, не ожидаете здесь увидеть: пики и мушкеты, используемые для защиты банка; римская керамика и мозаики, представленные после реконструкции 1930 года и др. Особый интерес для историков представляют документы, касающиеся известных клиентов, таких как Горацио Нельсон, Джордж Вашингтон и герцогиня Мальборо. В любом случае, посещение музея будет интересно не только финансистам и специалистам по экономической истории, но и всем, кто желает узнать подробности об аспектах становления Великобритании как крупного финансового центра, а также о ценностях и принципах британских финансистов.

Дом-музей Шерлока Холмса: экспозиция, «сотканная» из тайн

Дети пишут письма Санта-Клаусу, взрослые дети – Шерлоку Холмсу. Впрочем, обожаемый во всем мире сыщик и был кем-то вроде Санты – появлялся неожиданно и всегда помогал тем, кто себя хорошо вел. За это преданные поклонники прощают ему множество недостатков, губительных для репутации истинного джентльмена: притворство, морфинизм и крайне скверный характер. Дом-музей Шерлока Холмса создан именно для них – миллионов почитателей этого гениального чудака.

Сэр Артур Конан Дойль

Вымышленный герой с реальной пропиской

Когда Артур Конан-Дойль задумал воплотить манеры знакомого профессора Эдинбургского университета Джозефа Белла в своем новом персонаже, он даже не представлял, какого бессмертного литературного «монстра» создает. Все исторические, мистические, приключенческие, научно-фантастические, публицистические и многие другие произведения сэра Артура померкли перед невероятным обаянием долговязого сыщика с сомнительными манерами. Прототип Шерлока Холмса всего лишь обладал выдающимися аналитическими способностями и умел определять характер личности по совокупности признаков. Автор же добавил в личностный портрет своего героя изрядной доли харизматичности, наделив его множеством странностей и причудливых привычек. Так Шерлок Холмс воцарился на Олимпе классического детектива.

Адрес, по которому автор его поселил – Лондон, Бейкер-стрит, 221-Б – вот уже вторую сотню лет является местом паломничества фанатов со всего мира. Не догадываясь о культе, который он создал силой своего воображения, Конан-Дойль просто придумал адрес. Но шли годы, Бейкер-стрит разрасталась, и вот уже он существует – дом, в котором жил идол всех поклонников английского детектива. Строительной конторе, которая разместилась по этому адресу, пришлось принимать мешками письма, адресованные Шерлоку Холмсу. Для обработки этой корреспонденции была даже введена должность специального секретаря. Тогда создатели Дома-музея Шерлока Холмса зарегистрировали фирму с указанием адреса в названии, но лишь после официального присвоения дому номера 221-Б письма стали приходить своему настоящему, хоть и вымышленному, адресату.

Убить Шерлока

Слава гения дедукции в Британии и за ее пределами была столь широка, что автор от нее просто устал. Создав множество рассказов о приключениях Шерлока Холмса и его простоватого, но верного друга Джона Ватсона, проведя их через множество опасностей и преодолев вместе с ними огромное количество испытаний, сэр Артур Конан-Дойль решил убить Шерлока Холмса. Блестяще написанный рассказ о противостоянии двух гениев – Холмса и профессора Мориарти – привел ожидания читателя к страшной концовке: детективный мир постигла ужасная утрата. Рассказ «Последнее дело Холмса» — попытка автора сбежать от своего, не в меру популярного, героя, похоронив его в пенящейся бездне Рейхенбахского водопада.

Дом-музей Шерлока Холмса

Но вскоре сэр Артур понял: процесс необратим, человечество не в состоянии забыть Шерлока Холмса. «Подсевшие» на сыщика, как он сам на морфий, читатели своим возмущением вызвали такой общественный резонанс, что Конан-Дойль вынужден был «воскресить» Холмса. И не зря — после выхода романа «Собака Баскервилей» Артур Конан-Дойль стал одним из самых высокооплачиваемых литераторов своего времени. А Шерлок Холмс продолжил свой победоносный путь с неизменной трубкой в зубах.

Дом с «артефактами»

Собственно, сама трубка Холмса, а также его скрипка, турецкая туфля с табаком, письма, армейский револьвер Ватсона и множество других «артефактов» находятся в доме-музее, а в знаменитом кресле перед камином можно посидеть и сфотографироваться. Сам музей расположен в доме, выстроенном в викторианском стиле. Обстановка в точности соответствует литературно созданному жилищу сыщика, в котором он «проживал» в 1881-1904 годах. Эти даты указаны на специальной табличке синего цвета, которые вешают на домах, где жили или останавливались выдающиеся люди. На первом этаже – сувенирная лавка, и ее не скоро захочется покинуть. Этажом выше – гостиная, которая «слышала» столько тайн, что сама уже обрела таинственный вид, и комната Шерлока. Третий этаж занимают комнаты доктора Ватсона и миссис Хадсон, которая в свое время сдала квартиру двух странным, но приличным молодым людям. На последнем этаже можно сфотографироваться с восковыми фигурами персонажей произведений о Шерлоке Холмсе.

Дом-музей Шерлока Холмса. Гостиная

«Трендовый» Шерлок

Казалось бы, смешной долговязый сыщик со старомодными манерами и его консервативный товарищ должны незаметно раствориться в дымке викторианского прошлого, уступив место современным дерзким героям. Но парадокс в том, что эти ребята никогда не выходили из моды – об их похождениях снято и до сих пор снимается огромное количество фильмов и сериалов. Когда-то Василий Ливанов был принят в орден Британской империи за создание лучшего образа Шерлока Холмса. А ультрасовременный образ сыщика в сериале “Шерлок” талантливо воплотил стиляга Бенедикт Камбербэтч, ставший после этой роли кумиром миллионов. Его Шерлок тоже интроверт и тоже всегда «в тренде». Каждый новый сезон этого сериала — сенсация. А саркастичные замечания эксцентричного Шерлока в элегантном пальто фанаты давно растащили на цитаты.

И снова летят письма в Дом-музей Шерлока Холмса, поклонники толпятся в очереди к легендарному креслу, а худощавая фигура в клетчатом кепи приветственно машет трубкой всем любителям загадок.

 Людмила Медведская

Дом-музей Шерлока Холмса работает ежедневно с 9.30 до 18.00

Тауэр: универсальная крепость

Вид на Тауэр и Тауэрский мост

Дворец, хранилище королевских драгоценностей, арсенал, монетный двор, тюрьма, крепость, обсерватория, зоопарк — все это один объект: №488 в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Тауэр — мрачный и нарядный, суровый и многоликий. Как же складывалась судьба этого удивительно универсального здания?

Приветствие от Вильгельма

Битва при Гастингсе в 1066 году окончательно решила судьбу англосаксов — их земли были захвачены норманнами, а новым правителем стал Вильгельм I, незатейливо прозванный Завоевателем. Новые вассалы оказались непокорными и подчинить их стало для короля делом первостепенной важности. У англосаксонской знати оставалось немало сторонников и это составляло существенную угрозу правлению новопровозглашенного короля. Ситуация обострялась тем, что земли англосаксонских рыцарей конфисковывали в пользу норманских. С целью контроля над захваченными территориями Вильгельм I приказывает основать на них каменные крепости, вид которых должен был устрашить бунтующих подданных. Кроме того, эти грозные замки задумывались как форпосты для наращивания военной мощи королевских сил.

Крепость Тауэр

Одной из таких крепостей, возведенных на месте хлипкого деревянного форта, и стал Тауэр — 30-метровое каменное здание четырехугольной формы. Позднее, когда здание выкрасили в белый цвет, оно приобрело известность как Белая Башня. Средневековые аристократы не отличались щепетильностью, поэтому башня служила фортификационным сооружением, жилищем для короля, а также придворных, и одновременно — тюрьмой.

Узилище для элиты

Именно в качестве тюрьмы Тауэр начал свою знаменитую «карьеру» в истории. Еще в 12 веке, во времена Ричарда Львиное Сердце, Тауэр был «оборудован» новыми башнями, а также окружен двумя рядами толстых крепостных стен. Ну и, по средневековому обыкновению, «вишенкой на торте» стал глубокий ров вокруг крепости. Так Тауэр превратился в неприступный замок, наводящий ужас на каждого, кого везли туда не по своей воле.

А привозили сюда вначале узников не простого происхождения, а особ благородных кровей. Здесь в разное время томились короли Франции, Шотландии со своими семьями, опальные бароны, священнослужители и множество других представителей высшей знати, заподозренных в государственной измене.

А сколько крови пролилось в этом мрачном узилище! Здесь казнили королей и королев, пытали принцев и герцогов, десятки лет держали в заточении мореплавателей и поэтов. Здесь слетели головы хоть и немногих, но прекраснейших дам королевства. Здесь вздергивали на дыбе бунтовщиков и расстреливали шпионов. В часовне Тауэра, в ее глубоких подвалах, погребены останки более полутора тысяч тел.

Высохший ров перед Средней башней.

Список знаменитостей, волей-неволей побывавших в Тауэре, сделал бы честь любому светскому приему. Эти стены помнят имена, которые в свое время произносили только шепотом. Закончилась «тюремная карьера» Тауэра не менее оригинально — последними узниками крепости были гангстеры-близнецы. С тех пор ни один правонарушитель не удостоился чести отбывать наказание в Тауэре.

Но тюремная атмосфера крепости вновь оживает, когда читаешь надписи на стенах, выцарапанные узниками — вряд ли когда-либо сотрутся эти летописи скорби и страха.

Самые знаменитые вороны в мире

Параллельно Тауэр служил еще и вполне безобидным целям — здесь располагался королевский монетный двор, арсенал и даже зоопарк. Здесь при разных королях жили медведи, леопарды, слоны, чаще всего подаренные другими монархами. Во времена Елизаветы I, активно поддерживающей мореплавателей, а иногда и пиратов, в Тауэр свозили множество экзотических животных из далеких земель. Коллекция зверинца стала столь богатой и разнообразной, что королева разрешила доступ посетителей в него. Лишь в 19-м веке питомцев Тауэра перевезли в новый зоопарк, более подходящий для представителей фауны.

Но истинным символом Тауэра, а позднее и всей Британии, стали черные вороны — самые преданные обитатели крепости. Популяция этих птиц невелика, их обеспечением занимается государство, а ухаживает за ними специально назначенный для этого бифитер — Смотритель воронов.

Тауэрские во́роны

Сакральное отношение к этим птицам связано с древней легендой, которая гласит, что Тауэр и вся Британская империя стоят и будут стоять до тех пор, пока в крепости живут вороны. Увы, легенда породила варварский обычай: чтобы птицы не улетели, им подрезают крылья.

Воронам Тауэра дают имена в честь богов и мифологических персонажей, популяцию берегут и пополняют в случае необходимости. Так, после бомбардировок Лондона во время Второй мировой войны, в крепости осталась всего одна птица, поэтому Уинстон Черчилль распорядился пополнить популяцию.

Бриллианты под охраной мясоедов

Еще в средние века в крепости построили Дом драгоценностей, служивший своеобразным «сейфом» английским монархов для хранения их коронационных регалий, золота и других сокровищ. Неистовый борец с роскошью, суровый Оливер Кромвель, приказал все ценности, напоминающие о монархии, переплавить. Остались только три меча и ложечка. Но после Реставрации монархии в Англии коронационные регалии тоже восстановили, и теперь на них может полюбоваться каждый желающий: корона святого Эдуарда, Корона королевы Марии, Имперская корона Индии, украшенные тысячами бриллиантов, платиновая Корона королевы Елизаветы с бесценным алмазом «Кохинур», скипетры, державы, коронационные мечи — британская монархия никогда не экономила на регалиях королевской власти. И да, постарайтесь не ослепнуть от блеска знаменитейших алмазов мира — Куллинан I и II (бывшая «Звезда Африки»), рубин Черного Принца, упомянутый «Кохинур» и другие уникальные ценности можно увидеть только в Тауэре.

Вход в хранилище королевских драгоценностей

Туристам, желающим осмотреть крепость, открывают ворота и проводят экскурсии дворцовые стражи — бифитеры. Такое неофициальное название они получили из-за сочетания двух английских слов “beef” и “eater” (в переводе — «едоки говядины»): королевским стражникам разрешалось без ограничений есть мясо с монаршего стола, что считалось исключительной привилегией.

Бифитер в повседневной униформе

По особым случаям бифитеры наряжаются в костюмы эпохи Тюдоров: зрелище столь живописное и реалистичное, что стены Тауэра будто оживают и переносят нас те далекие, кровавые и вместе с тем, романтичные времена — времена, когда зловещее слово «Тауэр» приводило в трепет даже королей.

 Людмила Медведская

Гринвич: лазерный луч, “обнуляющий” время

Всего в сорока минутах езды от центра Лондона на берегу Темзы раскинулся этот исторический район столицы, внесенный в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. А ведь когда-то это был всего лишь небольшой городок, из которого нужно было скакать до Лондона несколько часов, пришпоривая лошадей. Сегодня — это спокойное место, будто созданное для неторопливого созерцания его величественной красоты. Чем же еще знаменит Гринвич?

Зеленая «указка времени»

Однажды ночью в конце 1993 года лондонцы увидели яркий зеленый луч, струящийся из Гринвича в северном направлении. Так с помощью лазера в знаменитой обсерватории придумали обозначить нулевой меридиан.

Королевская обсерватория здесь была основана еще в 17-м веке — во времена Карла II. Король озаботился проблемами моряков и приказал основать в Гринвиче учреждение для уточнения координат. К проектировке здешних зданий приложил руку знаменитый Кристофер Рен, и одно из первых — Флемстид-хаус — дало начало практике строительства в Англии специально оборудованных для научных целей зданий.

В функционирующем в обсерватории музее можно осмотреть множество экспонатов, относящихся к навигационным и астрономическим инструментам: хронометры, астрономические часы, надвратные часы Шепарда, телескоп-рефрактор и др. Открыт для посещений также Планетарий Питера Гаррисона, а особенно приятно видеть на здешней територии памятник Юрию Гагарину.

Ежедневно ровно в час пополудни здесь можно понаблюдать за тем, как опускается «Шар времени» — изобретение Королевского астронома Джона Понда для помощи всем, кто хочет выставить часы по Гринвичу.

Парусник с ведьмой на носу

Одной из самых любимых туристами достопримечательностей Гринвича является музей, устроенный на чайном клипере — единственном сохранившемся до наших дней торговом судне такого типа. Британцы в течении нескольких веков были фактически монополистами на чайном и кофейном рынках, и строили специальные суда для перевозки этого ценного товара. «Катти Сарк» — одно из таких судов, обшитое по бокам разными видами дерева (тик и вяз), а на днище — пластинами латуни. На носу парусника — фигурка ведьмы в короткой рубашке, в руке у которой зажат пучок конского волоса. Частично это намек на шотландский перевод названия парусника, частично — на другие легенды, которые легли в основу истории наименования корабля.

С «Катти Сарк» связано множество преданий и морских приключений, особенно полюбилась посетителям история про большую конкурентную гонку из Китая в британскую столицу вокруг африканского континента. При визите в этот удивительный музей вам обязательно расскажут о ней и о подвигах команды в подробностях. И хотя 10 лет назад «Катти Сарк» постигло несчастье — пожар уничтожил большую часть деревянных элементов парусника, сегодня клипер восстановлен и принимает посетителей. Это обошлось казне примерно в двадцать пять миллионов фунтов, но символ британской морской славы того стоит.

Другой объект, посвященный многовековой гегемонии Британии на морях — Национальный морской музей — был основан сравнительно недавно, в 30-хх гг. 20-го века. Он также вошел в состав королевских музеев Гринвича, учрежденных 5 лет назад указом королевы. В музее хранятся великолепные портреты известнейших британских мореплавателей, а также предметы, изъятые в Германии во время Второй мировой войны.

«Тюльпан» для королевы

Квинс-хаус — еще один из выдающихся объектов в составе музеев Гринвича. Возведенный во втором десятилетии 17-го века для супруги Якова I Анны, этот «Дом королевы» вошел в общий дворцовый ансамбль, но отличался палладианским стилем. Выдающийся архитектор Иниго Джонс спроектировал здание частично по образцу вилл итальянских аристократов. Одним из самых необычных элементов интерьера стала лестница «Тюльпан», декорированная ажурными кованными перилами тонкой работы. Также для этого дворца знаменитым итальянским художником Джентилески были специально расписаны великолепные плафоны, позже вывезенные из Квинс-хауса. К сожалению, множество уникальных предметов и элементов интерьера этого замечательного здания не сохранились до наших дней либо же были утрачены. Но историческая и архитектурная ценность Квинс-хауса, напротив — растет с каждым днем, и потому пребывает под эгидой ЮНЕСКО. А во время последних Олимпийских игр именно на лугу перед его фасадом участники соревновались в мастерстве конных видов спорта.

Гринвич многолик и, в то же время — поразительно гармоничен. Каждый найдет здесь для себя что-то интересное. Гринвич не балует шумными развлечениями, но досуг, проведенный здесь, запоминается своей изысканной неуловимостью — будто само время пригласило в гости и отвлеклось на вечность…

 Людмила Медведская

Британский музей: “летопись” истории человечества

Фасад Британского музея

Есть места, где оживают легенды. Места, где все фантастические рассказы воплощаются в реальность. Британский музей — одно из таких мест. Увидеть бороду Великого Сфинкса, попытаться расшифровать надписи на Розетском камне, рассмотреть фрагменты еще одного из Чудес Света, Галикарнасского музея — это не выдумки сказочников, а всего лишь малая толика богатств Британского музея. Недаром он по количеству посетителей — второй после Лувра во всем мире. Что же манит сюда огромное количество людей?

Три судьбоносных коллекиции

Когда у студента Кэмбриджа Роберта Коттона возник интерес к старинным манускриптам, он еще не знал, что станет самым выдающимся библиофилом Нового времени. И его коллекция ляжет в основу музея с мировым известностью. Но именно наследие этого баронета было подарено государству его внуком, что и послужило «спусковым крючком» для создания рукописного отдела Британского музея. Среди бесценных экземпляров коллекции Коттона стоит вспомнить хотя бы список эпической поэмы «Беовульф» — древнейшей европейской поэмы эпохи «варварства», сохранившейся, хоть и в единственном списке, зато полностью.

Коттоновская коллекция была воссоединена с собранием редкостей члена Лондонского королевского общества, натуралиста Ганса Слоана, и помещена в качестве «домашнего» музея во владение последнего — замок Челси.

Кстати, лейб-медик Ганс Слоан, приобретший известность как один из основателей фондов Британского музея, заслуживает отдельную благодарность потомков за изобретение шоколадного молока: во время визита на Ямайку путешественник наблюдал за туземцами, растирающими какао-бобы и смешивающими их с водой. Слоан заменил воду молоком — и осчастливил много поколений детей и взрослых.

После смерти Слоана его музей наряду с собранием рукописей и книг 1-го графа Оксфорда, Роберта Харли был приобретен государством. После утверждения Актом парламента началась головокружительная история Британского музея.

Кредит как инвестиция в историческую славу

Особняк натуралиста оказался недостаточно просторным для расширенной версии музея, поэтому экспозиции разместили в специально приобретенном с этой целью Монтегю-хаусе. Его перепланировка стоила 12 тыс. фунтов — дешевле, чем покупка самого здания (10 тыс. фунтов). Как часто случается с новыми проектами, не предвещающими особых финансовых выгод, развитие Британского музея сперва двигалось медленно — большие очереди, низкий уровень мотивации сотрудников из-за скудного содержания, беспорядок в фондах и т. д. И только в начале 19-го века в организации работы музея наметился системный подход. Руководство смогло выбить у парламента кредит на развитие, а кроме того, парламентарии приобрели ценнейшую коллекцию лорда Элгина — собрание мраморных редкостей времен Античной Греции. А десятилетием ранее музей обрел одну из главных своих ценностей — Розетский камень, являющийся сегодня самым посещаемым одиночным экземпляром этого учреждения.

Борода Великого Сфинкса, моаи и коробочки Кука

Бесценное наследие египетской и античной цивилизаций является сегодня «яблоком» раздора между странами, откуда редкости были вывезены, с одной стороны и Великобританией с другой. И Египет, и Греция не желают смириться с потерей национального достояния и перманентно выдвигают требования вернуть ценности обратно. Один лишь факт, что «египетская» экспозиция Британского музея лишь немного уступает национальной в Каире, свидетельствует о баснословной стоимости этих экспонатов. Мумии, саркофаги, уже упомянутые Розетский камень и кусочек бороды Сфинкса, огромные статуи фараонов и даже один обелиск, математический папирус Ахмеса и множество других редкостей древнеегипетской эпохи прославили Британский музей еще до создания его Каирского «коллеги».

Именно из этого музея сбегает жрец Импхотеп в одном из самых знаменитых фильмов ужасов — «Мумия». Из-за любопытства неопытного ассистента ученого-египтолога жрец похищает древний папирус бога Тота, с помощью которого, как считается богиня Исида воскресила своего мужа — Осириса. Этот ужастик завоевал огромную популярность, а на его основе было снято множество римейков.

Коллекции ценностей других цивилизаций, экспонирующиеся в Британском музее, не менее впечатляющи. Здесь можно полюбоваться на древнейшую печатную книгу под названием «Алмазная сутра», рассмотреть экземпляр самого старого из сохранившихся струнного инструмента — урской арфы, попытаться прочесть описание потопа на глиняной табличке из клинописного архива Ашшурбанапала, застыть перед загадочными моаи из острова Пасхи. Здесь же можно увидеть коллекцию Джеймса Кука, тщательно собиравшего даже коробки для хранения птичьих перьев.


Дворик Британского музея, перекрытый сетчатой оболочкой Н. Фостера
Архитектурные достоинства зданий Британского представляют собой достойную «оправу» для хранящихся внутри ценностей. Правда, на полное изучение экспозиции музея потребуется гораздо больше времени, чем можно представить даже в самых амбициозных планах.

Монеты, рукописи, книги, медали, гравюры, рисунки, геммы, минералы — из одного лишь перечня экспонатов Британского музея стоило бы составить отдельный уникальный экспонат. 94 галереи, 4 км, миллионы посетителей. Британский музей продлил время посещения в пятницу до 20.30. И с первых шагов, рассматривая невероятно красивый музейный потолок, понимаешь, что это — один из лучших способов провести вечер пятницы.

 Людмила Медведская

Галерея Тейт: классика и современность

Историческое здание галереи у Воксхолльского моста

Если вы спросите у лондонца, как пройти в галерею Тейт, он обязательно уточнит: в какую из них? Просто потому, что «Галерея Тейт» — это, в первую очередь, организация, курирующая работу четырех музеев, два из которых находятся в столице: Тейт Британия и Тейт Модерн. Начнем, как водится, с классики.

Эволюция по-английски: от тюрьмы до музея

Есть что-то мистическое в том факте, что меценатами и покровителями искусства нередко становятся сахарозаводчики. Так было в Российской империи, так случилось и в Британской. «Сахарный король из Чорли» Генри Тейт, сколотивший несметное состояние на сахаре-рафинаде, в 1889 году сделал британскому правительству поистине королевский подарок — шестьдесят пять картин из своей коллекции. Кроме того, 80 тыс. фунтов промышленник выделил на строительство галереи для демонстрации этих предметов искусства. Не прошло и десяти лет, как она была открыта на месте бывшей тюрьмы Миллбэнк. Проектировщиком здания выступил С. Смит, а попечительством новосозданной Национальной галереи британского искусства стал специальный Совет.

Жемчужина коллекции — утопленница?

Экспозиция нового музея на первых этапах его существования состояла из полотен живописцев, которые родились после 1790 года. Причина такого странного «фильтра» не вполне понятна, но одна из гипотез гласит о том, что галерея задумывалась для экспозиции современных картин. Сегодня первоначально современная галерея стала классической, уступив эту нишу галерее Тейт Модерн. Но во времена старта работы «материнской» галереи Тейт картины, выставлявшиеся в ней, действительно считались «смелыми». Взять хотя бы полотна Джорджа Фредерика Уоттса, которые он сам передал в фонд галереи: его аллегорические картины искусствоведы относят к символизму — течению, которое делало лишь первые робкие шаги в консервативно направленном искусстве викторианской Англии. Или хранящийся до сих пор в галерее шедевр мировой живописи — «Офелия» кисти Джона Эверетта Милле: знаменитый прерафалит даже купил за 4 фунта винтажное платье для написания этой картины, а юная натурщица вынуждена была позировать ему, лежа в ванной. Закончились сеансы тем, что бедняга Элизабет простудилась, и художнику пришлось выписать ее отцу еще 50 фунтов на лечение. Впрочем, финансовые растраты Милле себя оправдали: сегодня его «Офелия» — одна из самых известных картин в мире, и многие посещают галерею Тейт в первую очередь из-за этой завораживающе изображенной дамы. А памятник ее автору красуется перед входом в Тейт Британия.

«Офелия» Эверетта Милле

Победоносный путь искусства

Уже в 20-м веке фонды галереи пополнились благодаря меценатам коллекцией полотен импрессионистов и постимпрессионистов, но лишь 30 лет назад открылась галерея Клора (названа по имени известного филантропа), где экспонируется самая богатая коллекция работ Уильяма Тёрнера — гениального британского живописца, которого называют «предтечей импрессионизма». Художник завещал свои полотна государству — 282 картины в свыше 19 тыс. акварелей, в начале 20-го века они были переданы галерее. И возле каждого из них можно в восхищении стоять часами.

Несколькими годами позже были открыты филиалы галереи в Ливерпуле и Сент-Ивс, а 2000 год принес музею «пополнение» — Тейт Британия осталась «хранителем классики» — предметов живописи, скульптуры и графики мастеров 16-19 вв, а царством модерного искусства стала «дочка» музея — Современная галерея Тейт.

Тейт Модерн и ее миллионы

Заслуженно попавшая в топ-10 самых посещаемых музеев мира, Тейт Модерн считается очень зрелищной галереей даже сама по себе, без учета экспозиции. Неудивительно, ведь она в помещении, где располагалась электростанция, а ее Турбинный зал позволяет выставлять самые масштабные работы художников и скульпторов, временами даже гигантские. Недаром спонсором таких выставок стала компания Unilever, выделившая на эти цели свыше двух с половиной миллионов долларов. Но успех эксклюзивных работ, экспонируемых в таком зрелищном месте, превысил все ожидания спонсоров: 30 млн посетителей зала, и это только в период партнерства с компанией.

Устроители самой Тейт Модерн тоже не чужды меценатству: одна только арт-программа для талантливой молодежи, финансируемая из фонда Пола Хэмлина, «потянула» на пять миллионов фунтов. И с каждым годом у галереи все больше самых ценных миллионов — ее посетителей.

21-й век с его фантастической скоростью развития технологий бросает вызовы не только людям, но и вечным ценностям. Искусство всегда тонко реагировало на малейшие изменения в обществе, и вполне возможно, галереи современного искусства скоро перейдут в разряд классики, уступая место новым, ультрасовременным музеям. Ну а пока Тейт Модерн — в авангарде мирового искусства 21-го века, и «спихнуть» ее с этого пьедестала будет очень непросто.

 Людмила Медведская

Лондонская национальная галерея

Лондонская национальная галерея

Классически строгое серое здание, увенчанное неожиданно изящным куполом, стоит на Трафальгарской площади. Но простота его обманчива — любознательный посетитель найдет внутри около двух тысяч картин, написанных в период с 13-го и до начала 20-го вв. Недаром этот музей — на престижном третьем месте по посещаемости в мире.

Королевский каприз: коллекция банкира

Живопись во все века была отличной инвестицией. А если это еще и великолепные образчики западноевропейской живописи, начиная от эпохи раннего Ренессанса, такую коллекцию можно считать целым состоянием. И владел им, как это часто случается с ценными состояниями, банкир. Джон Джулиус Ангерштейн, судя по выбранным картинам, отличался хорошим вкусом: Тициан, Рубенс, Клод Лоррен, Джошуа Рейнольдс, Уильям Хогарт, Дейвид Уилки, Себастьяно дель Пьомбо. Полотна любого из этих живописцев сами по себе имеют огромную ценность, а собранные в коллекцию — бесценное сокровище. Только представьте — можно гулять по дому и любоваться, как флиртует в своем будуаре графиня, похищают сабинянок, гуляют на деревенском празднике, а в это время Венера обнимает ускользающего Адониса. И все эти сцены — кисти величайших художников. Неудивительно, что британское правительство выкупило коллекцию финансиста за баснословные по тем временам деньги — 57 тыс. фунтов, и выставило эти 38 полотен в доме банкира на улице Пэлл-Мэлл. Впрочем, возможно, парламент и не решился бы потратить средства столь «нерационально», если бы не давление короля Георга IV. Как ни странно, у этого скандального монарха оказалось фантастическое чутьё на перспективные проекты — по крайней мере, на один из них. Позже были выделены дополнительные деньги на обустройство новой галереи, а официально ее открытие состоялось через 15 лет после знаменательной покупки — в 1839 году.

«Водопад» из шедевров

Но еще раньше, в 20-е годы 19-го века, галерея пополнилась новыми образчиками картин — на этот раз удалось заполучить пейзаж великого Каналетто, еще одно полотно Рубенса и другие ценные картины. Количество их в коллекции перевалило за полсотни. Но истинный «водопад» из шедевров обрушился на устроителей галереи, когда они получили множество завещанных коллекционером картин, среди которых были полотна Тициана, Рембрандта, Тинторетто, Андреа дель Сарто и др. Отметка в сотню экспонатов была преодолена. А после того, как галерее отошли по завещанию одного лорда картины величайших английских художников Томаса Гейнсборо и Джона Констебла, а также «Вечер» Рубенса, коллекция музея стала одной из самых «завидных» не только в Англии, но и во всей Европе.

Следующие 30 лет вывели Лондонскую национальную галерею на мировой уровень: принятые в дар, приобретенные, завещанные — картины прибывали и прибывали. Слава музея гремела сперва на всю Европу, потом распространилась и за океан. В 1884 году галерея смогла даже себе позволить приобретение полотен Рафаэля и Ван Дейка. Шедеврам становилось тесно.

Скромное обаяние серого купола

Еще в начале 1830-х стало понятно, что количество картин растет, и дом на улице Пэлл-Мэлл — не самое презентабельное место для таких ценностей. Архитектор Уильям Уилкинсон разработал проект здания в неоклассическом стиле, которое и было возведено на Трафальгарской площади в 30-х годах 19-го века. Изначально у галереи в этом здании была не менее эстетически ориентированная «соседка» — Королевская академия художеств. Позже «серая жемчужина» на Трафальгар-сквер перешла во владение музея безраздельно.

Хронология, стоимостью в миллионы

Особенностью Лондонской национальной галереи является характер расположения экспонатов: все картины размещены по хронологии их создания. Обычно полотна группируются в первую очередь по авторству, независимо от того, сколько десятилетий прошло между созданием разных картин одного художника. Более того, в запасниках музея почти ничего не хранится — все картины экспонируются в выставочных залах.

Неудивительно, что этим пользуются злоумышленники. Кроме великолепных произведений искусств, стены картинной галереи хранят секрет беспрецедентного по своему масштабу и невероятного по простоте совершения ограбления. Самым резонансным ограблением галереи стала кража картины кисти Франциско Гойи (сегодня ее оценивают в 2 млн. фунтов). Схема была проста до гениальности – водитель фургона Джон Бантон по 6-метровой лестнице забрался в музей через открытое окно мужского туалета, взял полотно в главном помещении и вынес обратно через туалет. По-вашему, это мало похоже на сценарий замысловатого ограбления музея? Вор, перелезающий через забор с картиной в одной руке – зрелище комическое, но им никто не насладился.

Далее события развивались, как в незамысловатом водевиле – воришка пристроил картину стоимостью в 2 млн. на заднее сиденье, а по приезду спрятал под кровать съемной квартиры. Вора так и не нашли бы, если бы сам Бантон не признался в краже через 8 лет, когда его арестовали за совсем другое, мелкое нарушение. После того, как у нашего героя взяли отпечатки пальцев, он испугался, что их смогут сличить с отпечатками, оставленными им ранее в галерее, и не нашел ничего лучшего, как самому признаться в содеянном, чтобы смягчить неминуемое, по его мнению, наказание. Каково же было его удивление, когда он узнал что никаких отпечатков в галерее не нашли, а только паника сделала его одним из самых удачливых, но и незадачливых воров своего времени. В качестве мотива вор назвал социальный протест против каких-то пенсионных сборов, и кража картины должна была привлечь к этому внимание общественности. Мемориальной доски с именем Джона Бантона на дверях туалета вы не найдете, но окна в туалетах все-таки проверяйте – вдруг поблизости прохаживаются не в меру резвые социальные активисты.


Томас Гейнсборо. Утренняя прогулка

А совсем недавно в стенах галереи разразился скандал: один из посетителей порезал всемирно известную картину кисти Томаса Гейнсборо “Утренняя прогулка”. Именно под этим полотном происходила тайная встреча агента 007 в одном из лучших фильмов «бондианы» — «Скайфолл». Надрезав картину в двух местах, вандал заявил, что у него еще имеется при себе бомба. Причины, побуждающие «городских сумасшедших» повреждать предметы, представляющие художественную ценность, до сих пор изучаются психологами и психиатрами. А пока не найдено универсальное «антивандальное» лекарство, сотрудникам галереи приходится рисковать шедеврами ради того, чтобы на них смогли полюбоваться истинные ценители.

«Венера перед зеркалом » кисти непревзойденного Веласкеса, «Портрет четы Арнольфини» загадочного Яна ван Эйка, «Подсолнухи» гениального до сумасшествия Винсента Ван Гога — сокровища мировой живописи ждут своих благодарных зрителей в обманчиво скромном доме на Трафальгарской площади. Вы все еще не там?

 Людмила Медведская

Сомерсет-хаус: дом, где рождается вдохновение

Фасад Сомерсет-хауса со стороны Стрэнда

Вольготно раскинувшись за вуалью фонтанов, между Стрэндом и Темзой красуется Сомерсет-хаус. Герои Агаты Кристи раскрыли немало преступлений благодаря добытой здесь информации, ведь в этом здании разместились многие государственные учреждения. Время, место рождения подозреваемого, количество браков, детей и прочую интимную информацию «раснюхивали» здесь сыщики, а в финале всех ждало эффектное разоблачение. Чем еще, кроме помощи правосудию, знаменит Сомерсет-хаус?

Резиденция для авантюриста

Во времена 16-го века в Англии самым заядлым авантюристом можно было считать Генриха VIII — стоит только вспомнить «кавалькаду» его женитьб и разорванные отношения с Ватиканом. Но некоторые его современники не отставали от короля в авантюризме: например, основатель Сомерсет-хауса Эдуард Сеймур. Брат одной из жен монарха и дядя малолетнего наследника, Сеймур захватил власть после смерти Генриха VIII, провозгласив себя Лордом-протектором Англии при юном племяннике Эдуарде VI. Громкий титул порождает сильные амбиции, и новоявленный регент, заодно присвоивший себе титул графа Сомерсета, решил построить достойную своего статуса резиденцию. Для этого ему пришлось отдать под снос жилые объекты и часовни на приглянувшейся ему набережной Темзы, вызвав волну негодования среди горожан. Но ни их недовольство, ни последующее тюремное заключение не помешало Сеймуру реализовать свой проект, и Соммерсет-хаус был воздвигнут. Выйдя из Тауэра, герцог вновь принялся за политические интриги, и второе заключение уже закончилось для него обезглавливанием. Свою буйную голову Сеймур сложил через год после того, как возведение Сомерсет-хауса было закончено. А еще раньше он приказал начать строительство загородной резиденции, известной ныне как Сайон-хаус. Таким образом, Лондон обязан этому авантюрному аристократу, как минимум, двумя выдающимися особняками.

Вид на фонтаны

Пристанище для королев и налоговиков

Смерть владельца, казалось бы, лишила Сомерсет-хаус «светлого будущего» в качестве резиденции хозяина Англии, хоть бы и временного. Но именно сюда Мария I отправит «прозябать» свою сводную сестру Елизавету — будущую великую королеву и последнюю из Тюдоров. Именно в Соммерсет-хаусе будут жить в 17-м веке супруги трех английских королей. Анна, жена основателя династии Стюартов Якова I, и превратит эту резиденции в шикарный дворец. По ее приглашению выдающийся архитектор Иниго Джонс изменит облик здания, добавив в его планировку «щепотку палладианства», иначе говоря — элементов раннего классицизма, получивших название в честь итальянского архитектора Андреа Палладио.

В бурные революционные времена парламентарии решили избавиться от Сомерсет-хауса, выставив его на продажу. Но покупателя не нашлось, и во дворце расквартировались генералы и сами же парламентарии. А когда умер еще один Лорд-протектор Англии — Оливер Кромвель — именно здесь состоялось всенародное прощание с телом. После реставрации монархии во дворце вновь поселилась королева, и одно время он был приютом для антипротестантских заговорщиков, а позже — местом проведения балов и маскарадных увеселений. К его реконструкции «приложил руку» даже сэр Кристофер Рен. Но уже спустя век Сомерсет-хаус был снесен, так как перестал представлять интерес для монархов.

На его месте по проекту Уильяма Чемберса (который использовал чертежи И. Джонса) возвели новое строение для размещения государственных служб. Почти весь 20-й век Сомерсет-хаус занимали преимущественно налоговики. Возможно, поэтому здание было так быстро восстановлено после сильных бомбардировочных ударов времен Второй мировой войны.

«Натурщицы» и «картежники», стоимостью в миллионы

Сегодня главной «приманкой» для посещения дворца, который открыт для публики, является Галерея Института искусства Курто. Здесь — настоящая «Вальхалла» для любителей импрессионизма и постимпрессионизма. Ренуаровские девушки, сезанновские картежники, легендарная «барменша» Эдуарда Мане, Ван Гог с перевязанным ухом, эффектные натурщицы Амадео Модильяни — истинный ценитель живописи может «словить» здесь синдром Стендаля.

Не обходят вниманием здесь и современное искусство — перманентно в Сомерсет-хаусе проводятся выставки разной тематической направленности, посвященные фотоискусству, дизайну, архитектуре и т. п. Здесь также обожают устраивать светские встречи знаменитости, которые съезжаются на Лондонскую неделю моды.

Кинопоказы, концерты, общественный каток, 55 восхитительных фонтанов — и это далеко не все развлечения, которые Сомерсет-хаус может предложить искушенным лондонцам. Это место, которое вызывает вдохновение — рисовать, петь, снимать кино, танцевать под брызгами фонтанов и еще раз осознать, как прекрасен вид на Темзу.

 

Людмила Медведская