«А королева дома?» — этот вопрос неизменно возникает у каждого, кто оказывается поблизости Букингемского дворца, официальной резиденции британских монархов. Несмотря на высочайший статус Елизаветы II и тщательное оберегание подробностей ее домашней жизни от пристального внимания СМИ, узнать, дома ли в данный момент королева, очень легко. Каким же образом?

Монумент Виктории в садах Королевы перед Букингемским дворцом

Гостеприимство по-королевски

Все предельно просто — если над крышей резиденции поднят королевский штандарт, Елизавета II пребывает во дворце. Впрочем, вздумай королева прокатиться в омнибусе, над ним тоже тотчас бы подняли королевский штандарт — такова «служба» у личного флага как персонифицированного символа власти.

20 гектаров общей территории, из которых 17 занимают сады. 775 комнат, в том числе, почти два десятка государственных, полсотни королевских и гостевых, около 190 спален для персонала. Даже когда королева дома, угадать, где именно монаршая персона находится, непросто. Ежегодно ее резиденцию посещают более 50 тысяч гостей банкетов, приемов, обедов и прочих мероприятий. Многие из них проводятся в королевском саду — самом большом в Лондоне, украшенном множеством фонтанов и водопадов, а время от времени перед гостями появляются изящные силуэты фламинго. Ее Величество также проводит здесь еженедельные аудиенции с Главой правительства и принимает ново назначенных послов. Королевские приемы проводятся во дворце в течение всего года и посвящены они знаковым событиям и достижениям в разных направлениях государственной, культурной и спортивной жизни. К примеру, в 2015 году во дворце торжественно принимали игроков, организаторов и партнеров Чемпионата мира по регби.

Букингемский дворец. Бальный зал в 1856 году

А вот в августе и сентябре Елизавета II уезжает из Букингемского дворца, предоставляя  его покои для экскурсий любопытных посетителей. Королева не особо любит этот дворец, предпочитая ему Виндзор, а Букингемский называет «офисом». Так что, если желаете посетить самый статусный офис Великобритании, да и всего мира —  добро пожаловать в Букингемский дворец.

Однажды экономные британские парламентарии в ответ на монарший запрос о предоставлении дополнительных средств на ремонт дворца, предложили открыть его для посетителей даже в то время, когда королевская семья дома. Но Елизавета II решила не нарушать приватность и покой за каких-то 4 млн фунтов, проигнорировав предложение.

Полмиллиона за дворец

Построенный в первых годах 18-го века для герцога Бекингемского (вовсе не того, который дружил с мушкетерами Дюма), этот дворец в неоклассическом стиле позднее был приобретен Георгом III. Существующая резиденция в Сент-Джейсмском дворце показалась монарху слишком маленькой и недостаточно роскошной. Букенгем-хаус с его первоначальным георгианским интерьером, отделанным синим и розовым лазуритом, с помощью архитектора Джона Нэша был превращен в настоящий дворец. Парламент «со скрипом» согласовал выделение на это 150 тысяч фунтов, но под давлением короля сумма увеличилась до 450 тысяч. Впрочем, позже затраты на него возросли до полмиллиона фунтов. После уничтожения пожаром Дворца парламента король великодушно предложил использовать для заседаний Букингемский дворец, но парламентарии не снизошли до этого.

Букингемский дворец. Западный фасад

Гораздо позже переделанный в кремовых и золотых тонах, сегодня Букингемский дворец у многих законодателей вкуса вызывает противоречивые чувства. К примеру, авторитетное издание The Guardian охарактеризовало его здание как одно из самых уродливых в мире. Впрочем, это не мешает миллионам туристов ежегодно стекаться ко дворцу, чтобы посмотреть на смену караула Придворной дивизии.

Викторианский шик и елизаветинский масштаб

Дворец получил статус официальной королевской резиденции с приходом к власти королевы Виктории. Напротив здания красуется памятник в честь этой королевы, возведение которого стоило казне 700 тысяч фунтов. Неудивительно, учитывая, что караррский мрамор, полтысячи блоков которого ушло на строительство, является одним из самых ценных в мире. Триумфальная арка, известная как Мраморная, расположена сейчас в  Гайд-парке, а ранее служившая парадным входом в Букингемский дворец, тоже изготовлена из каррарского мрамора. Злопыхатели утверждали, что Мраморной арке «дали отставку» во дворце за то, королевская золоченая карета не может проехать под ней. Этим слухам положила конец коронация Елизаветы II, когда карета молодой королевы под прицелом внимания множества зрителей легко проехала сквозь арку.

В наше время Букингемский дворец служит также локацией для проведения особенных торжеств. К примеру, 2002 году здесь праздновали Золотой юбилей королевы Елизаветы  II при участии британских музыкальных звезд, более 10 тыс. зрителей выиграли бесплатный вход на это шоу в королевском саду, а трансляцию праздника в Букингемском дворце на улицы Лондона вышли посмотреть миллионы. Алмазный юбилей королевы отмечали во дворце концертом BBC и множеством других мероприятий.

Балкон Букингемского дворца знаменит на весь мир. Появление на нем членов королевской семьи всегда знаменует какое-либо важное событие, будь то коронация, дни рождения, свадьбы, национальные праздники и др. Торжественные парады монархи тоже часто принимают, стоя на балконе Букингемского дворца.

Британцы любят и бесконечно уважают свою королеву. А ее хрупкая маленькая фигурка, появляющаяся на балконе Букингемского дворца, напоминает подданным о том, что в жизни Великобритании опять наступил праздник.

 

«Чертовски красиво!» — из самого огромного чертового колеса Европы этот возглас слышался неоднократно. Еще бы, зрелище действительно захватывающее: будто вас унесли ввысь какие-то потусторонние силы и предоставили возможность «покататься на глобусе». С высоты 45-этажного здания мегаполис кажется планетарием, перевернутым вниз головой. А сам Лондонский глаз – отдельной планетой, вокруг которой кружатся 32 спутника, столько же, сколько районов британской столицы. Кто же откажется от путешествия «планетарного масштаба»?

Лондонский глаз

Дотянуться до звезды

100 миллионов долларов – такова цена строительства этого волшебного «звездолёта». Высотой 135 м и диаметром 120 м это грандиозное колесо обозрения носило пальму первенства самого высокого аттракциона такого класса в мире, пока его не обогнала сначала «Звезда Наньчана» (на 25 м выше), после – Сингапурское колоссальное сооружение такого типа, высотой примерно с 55-этажный дом (на 30 м выше лондонского), а с 2014 – аттракцион Лас-Вегаса (167 м). Впрочем, Лондонский глаз уступил американскому и азиатским собратьям всего лишь по параметру высоты, а вот по эффектности воплощения проекта – еще неизвестно, «кто кого». Ежегодно британское колесо обозрения посещают более 3,5 млн. человек, мечтающих взглянуть на восхитительную панораму Лондона. А после того, как аттракцион оборудовали светодиодной подсветкой и цифровым управлением, Лондонский глаз стал одним из самых зрелищных достопримечательностей мира.

Семейная разработка весом 1700 тонн

Около шести лет заняла реализация амбициозного архитектурного проекта Джулии Барфилд и Дэвида Маркса. Творческий союз двух супругов породил эту разработку еще в 90-х годах, и они подали его на конкурс проектов грандиозного сооружения к Миллениуму. Проект не заинтересовал устроителей конкурса, и только прозаическая встреча с соседом помогла воплотить его в жизнь. Ресурсы возникли буквально из воздуха — просто им посчастливилось жить по соседству с руководителем British Airways, который поверил в идею и согласился инвестировать в проект.

Так что пробегитесь по соседям, вдруг и ваши проекты окажутся на волосок от реализации.

Правда, спроектированный супругами-архитекторами аттракцион изначально планировалось поставить временно, и название дали, привязанное к временному параметру – Колесо Миллениума. Но сумасшедшая популярность подарила колесу вторую жизнь. Реализация проекта осуществлялась путем переплавки по Темзе отдельных сегментов и сборки их в лежачем положении на речных платформах. Готовое изделие медленно поднимали по пару градусов за час, поскольку вес стальных «органов» гиганта достиг 1,7 тыс. тонн.

Лондонский глаз. Кабинки-капсулы

Поехали!

800 человек одновременно могут находиться на колесе обозрения «Лондонский глаз», если все капсулы заполнятся максимально – по 25 пассажиров. Сравнение с 32-ми планетарными спутниками неслучайно – именно столько кабинок-капсул размещено на аттракционе в честь всех лондонских районов. Неторопливо, со скоростью около 900 м/с, плывут овальные капсулы по звездному небу, и каждая совершает свой вальяжно-ленивый оборот за полчаса. Эта скорость позволяет в максимально комфортных условиях осмотреть виды Лондона, а по достижению кабинки земли — войти или и выйти по желанию. Аттракцион работает безостановочно, кроме тех случаев, когда возникает необходимость осуществить высадку или посадку людей с ограниченными возможностями или пожилых.

Скорость движения 10-тонной кабинки не создает дискомфорта для «прогулки» по ней во время движения колеса. Парадоксально, но аттракцион под названием «Лондонский глаз» имеет форму велосипедного колеса с хорошо выраженными спицами. В темноте светодиодная подсветка создает иллюзию огромных часов с секундной и минутной стрелками. У некоторых «Лондонский глаз» ассоциируется со стихийным явлением под названием «око тайфуна»: в центре статичный объект, а вокруг все в движении. Но не менее романтичным кажется упомянутое сравнение с планетой и ее верными спутниками, заманчиво зовущими: Поехали! Гагарин бы оценил.

Лондонский глаз вечером

У Лондона немало знаковых объектов. Возможно, больше, чем в любом другом знаменитом мегаполисе. Но вот этот «столичный глаз» ежедневно патрулирует небо специально для вас – ведь только с его помощью вы увидите все достопримечательности города на Темзе за полчаса.

Когда маленькая дочурка экономки доктора Филиппа Куртиуса часами наблюдала за его работой с воском, она еще не знала, что судьба сулила ей славу основательницы необычного музея, который обретет известность далеко за пределами европейского континента. Девочка просто смотрела на работу мастера и училась лепить. Так будущая мадам Тюссо «слепила» свою яркую жизнь сама.

Ученица чародея

Дочь немца и швейцарки, жена француза и основательница английского музея, мадам Тюссо в первую половину жизни застала эпоху бурную и авантюрную, а старость и мирная кончина пришли к ней в консервативной викторианской Англии. Каким же образом дочь безвестной экономки оказалась в плеяде самых знаменитых лондонцев?

Урожденная Мари Гросхольц сразу после своего рождения была перевезена матерью на родину, поскольку отец нашел свою гибель на Семилетней войне, так и не увидев малышку. В доме бернского доктора Филиппа Куртиуса, куда устроилась работать ее мама, Мари под его руководством научилась изготовлять фигуры из воска. После переезда Куртиуса в Париж, мать с дочерью вскоре последовали за ним. Доктор открыл там мастерскую, а смышленая девочка стала его талантливой ученицей и продолжательницей дела.

Фигуры королевы Великобритании и Северной Ирландии Елизаветы II и Герцога Эндинбургского Филиппа в музее

«Фигурная лестница» к успеху

Первые шаги нового владельца мастерской и юной девушки-скульптора были более чем успешны: изготовленная ими восковая фигура фаворитки Людовика ХV, роковой красотки Жанны Дюбарри привлекла внимание парижан к мастерской. Фаворитка пользовалась скандальной славой, и посмотреть на нее нашлось множество желающих. Уже после первой выставки пришлось увеличивать количество локаций – Париж благосклонно принял новую моду. Но Музей мадам Тюссо — еще в далеком будущем.

Ученица доктора тем временем усовершенствовала свои способности настолько, что ее допускали к работе с представителями королевской семьи, восковые модели которых ей заказывали. Некоторое время Мари даже жила в Версале и преподавала искусство сестре короля.

Она была современницей Вольтера, Жан-Жака Руссо, Бенджамина Франклина, и не упустила случая изготовить восковые копии этих выдающихся личностей.

Восковые лица революции

Но пришло время, и Версаль вместе с королевскими милостями ей припомнили. Накануне штурма Бастилии, а значит — и начала Великой французской революции – общественное напряжение в Париже было невероятно сильным: по улицам таскали восковые манекены тех, кто довел народ до крайнего обнищания. И эти манекены были изделиями мадам Тюссо.

Анна Мария Гросхольц

Подобно многим, сохранившим верность или просто сочувствующим роялистам, Мари арестовали и посадили в тюрьму. Именно в заточении она познакомилась с другой знаменитой своей современницей, которая тогда носила скромное имя – Жозефина де Богарне. Наполеон Бонапарт в то время был еще малоизвестным корсиканцем, и Мари не знала, что общается с будущей женой императора Франции.

Мари приговорили к казни на гильотине, и, наверное, ее талант сгинул бы вместе с ее юной головой под лезвием этой устрашающей машины. Но этот же талант ее и спас: после казни Робеспьера девушке приказали сделать его посмертную маску. Она же изготовляла посмертные маски других жертв революции: Жана-Поля Марата и самой «гламурной» королевы – Марии-Антуанетты.

Многие из этих фигур, модели которых погибли страшной смертью, а также манекены знаменитых преступников, стали основой экспозиции Кабинета ужасов, который был оборудован в учреждении, прославившимся в будущем как музей Мадам Тюссо.

Повелительница манекенов

Чудом избежав казни, Мари вернулась к своей работе у доктора, завещавшего ей после смерти свою коллекцию фигур. Она становится женой Франсуа Тюссо, который впоследствии оказался алкоголиком и картежником. Но ни беспутный муж, ни рождение двух сыновей не заставляют мадам Тюссо бросить дело всей ее жизни.

Спустя семь лет после замужества она эмигрировала в Великобританию, прихватив с собой старшего из сыновей и коллекцию фигур. Наполеоновский режим не способствовал легкому возвращению на родину, и скульптор отправилась путешествовать. Лишь в 1835 году Мари смогла организовать дебютную постоянную выставку своих изделий на Бейкер-стрит. С этого момента берет свой отсчет история Музея, названного ее именем. Благодаря тому, что Мари удалось сохранить шаблоны скульптур, некоторые утраченные экземпляры она восстановила. А 1925 год стал бы роковым для «детища» давно к тому времени покойной мадам Тюссо, если бы не предусмотрительность основательницы: из-за пожара многие модели были уничтожены, но благодаря формам их реконструировали. А за 8 лет до собственной смерти Мари изготовила свою скульптуру, которую можно увидеть в экспозиции, которой славится лондонский Музей Мадам Тюссо.

Всего в сорока минутах езды от центра Лондона на берегу Темзы раскинулся этот исторический район столицы, внесенный в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. А ведь когда-то это был всего лишь небольшой городок, из которого нужно было скакать до Лондона несколько часов, пришпоривая лошадей. Сегодня — это спокойное место, будто созданное для неторопливого созерцания его величественной красоты. Чем же еще знаменит Гринвич?

Зеленая «указка времени»

Однажды ночью в конце 1993 года лондонцы увидели яркий зеленый луч, струящийся из Гринвича в северном направлении. Так с помощью лазера в знаменитой обсерватории придумали обозначить нулевой меридиан.

Королевская обсерватория здесь была основана еще в 17-м веке — во времена Карла II. Король озаботился проблемами моряков и приказал основать в Гринвиче учреждение для уточнения координат. К проектировке здешних зданий приложил руку знаменитый Кристофер Рен, и одно из первых — Флемстид-хаус — дало начало практике строительства в Англии специально оборудованных для научных целей зданий.

В функционирующем в обсерватории музее можно осмотреть множество экспонатов, относящихся к навигационным и астрономическим инструментам: хронометры, астрономические часы, надвратные часы Шепарда, телескоп-рефрактор и др. Открыт для посещений также Планетарий Питера Гаррисона, а особенно приятно видеть на здешней територии памятник Юрию Гагарину.

Ежедневно ровно в час пополудни здесь можно понаблюдать за тем, как опускается «Шар времени» — изобретение Королевского астронома Джона Понда для помощи всем, кто хочет выставить часы по Гринвичу.

Парусник с ведьмой на носу

Одной из самых любимых туристами достопримечательностей Гринвича является музей, устроенный на чайном клипере — единственном сохранившемся до наших дней торговом судне такого типа. Британцы в течении нескольких веков были фактически монополистами на чайном и кофейном рынках, и строили специальные суда для перевозки этого ценного товара. «Катти Сарк» — одно из таких судов, обшитое по бокам разными видами дерева (тик и вяз), а на днище — пластинами латуни. На носу парусника — фигурка ведьмы в короткой рубашке, в руке у которой зажат пучок конского волоса. Частично это намек на шотландский перевод названия парусника, частично — на другие легенды, которые легли в основу истории наименования корабля.

С «Катти Сарк» связано множество преданий и морских приключений, особенно полюбилась посетителям история про большую конкурентную гонку из Китая в британскую столицу вокруг африканского континента. При визите в этот удивительный музей вам обязательно расскажут о ней и о подвигах команды в подробностях. И хотя 10 лет назад «Катти Сарк» постигло несчастье — пожар уничтожил большую часть деревянных элементов парусника, сегодня клипер восстановлен и принимает посетителей. Это обошлось казне примерно в двадцать пять миллионов фунтов, но символ британской морской славы того стоит.

Другой объект, посвященный многовековой гегемонии Британии на морях — Национальный морской музей — был основан сравнительно недавно, в 30-хх гг. 20-го века. Он также вошел в состав королевских музеев Гринвича, учрежденных 5 лет назад указом королевы. В музее хранятся великолепные портреты известнейших британских мореплавателей, а также предметы, изъятые в Германии во время Второй мировой войны.

«Тюльпан» для королевы

Квинс-хаус — еще один из выдающихся объектов в составе музеев Гринвича. Возведенный во втором десятилетии 17-го века для супруги Якова I Анны, этот «Дом королевы» вошел в общий дворцовый ансамбль, но отличался палладианским стилем. Выдающийся архитектор Иниго Джонс спроектировал здание частично по образцу вилл итальянских аристократов. Одним из самых необычных элементов интерьера стала лестница «Тюльпан», декорированная ажурными кованными перилами тонкой работы. Также для этого дворца знаменитым итальянским художником Джентилески были специально расписаны великолепные плафоны, позже вывезенные из Квинс-хауса. К сожалению, множество уникальных предметов и элементов интерьера этого замечательного здания не сохранились до наших дней либо же были утрачены. Но историческая и архитектурная ценность Квинс-хауса, напротив — растет с каждым днем, и потому пребывает под эгидой ЮНЕСКО. А во время последних Олимпийских игр именно на лугу перед его фасадом участники соревновались в мастерстве конных видов спорта.

Гринвич многолик и, в то же время — поразительно гармоничен. Каждый найдет здесь для себя что-то интересное. Гринвич не балует шумными развлечениями, но досуг, проведенный здесь, запоминается своей изысканной неуловимостью — будто само время пригласило в гости и отвлеклось на вечность…

Фасад Британского музея

Есть места, где оживают легенды. Места, где все фантастические рассказы воплощаются в реальность. Британский музей — одно из таких мест. Увидеть бороду Великого Сфинкса, попытаться расшифровать надписи на Розетском камне, рассмотреть фрагменты еще одного из Чудес Света, Галикарнасского музея — это не выдумки сказочников, а всего лишь малая толика богатств Британского музея. Недаром он по количеству посетителей — второй после Лувра во всем мире, вытеснив по этому показателю на третье место Лондонскую национальную галерею. Что же манит сюда огромное количество людей?

Три судьбоносных коллекиции

Когда у студента Кэмбриджа Роберта Коттона возник интерес к старинным манускриптам, он еще не знал, что станет самым выдающимся библиофилом Нового времени. И его коллекция ляжет в основу музея с мировым известностью. Но именно наследие этого баронета было подарено государству его внуком, что и послужило «спусковым крючком» для создания рукописного отдела Британского музея. Среди бесценных экземпляров коллекции Коттона стоит вспомнить хотя бы список эпической поэмы «Беовульф» — древнейшей европейской поэмы эпохи «варварства», сохранившейся, хоть и в единственном списке, зато полностью.

Коттоновская коллекция была воссоединена с собранием редкостей члена Лондонского королевского общества, натуралиста Ганса Слоана, и помещена в качестве «домашнего» музея во владение последнего — замок Челси.

Кстати, лейб-медик Ганс Слоан, приобретший известность как один из основателей фондов Британского музея, заслуживает отдельную благодарность потомков за изобретение шоколадного молока: во время визита на Ямайку путешественник наблюдал за туземцами, растирающими какао-бобы и смешивающими их с водой. Слоан заменил воду молоком — и осчастливил много поколений детей и взрослых.

После смерти Слоана его музей наряду с собранием рукописей и книг 1-го графа Оксфорда, Роберта Харли был приобретен государством. После утверждения Актом парламента началась головокружительная история Британского музея.

Кредит как инвестиция в историческую славу

Особняк натуралиста оказался недостаточно просторным для расширенной версии музея, поэтому экспозиции разместили в специально приобретенном с этой целью Монтегю-хаусе. Его перепланировка стоила 12 тыс. фунтов — дешевле, чем покупка самого здания (10 тыс. фунтов). Как часто случается с новыми проектами, не предвещающими особых финансовых выгод, развитие Британского музея сперва двигалось медленно — большие очереди, низкий уровень мотивации сотрудников из-за скудного содержания, беспорядок в фондах и т. д. И только в начале 19-го века в организации работы музея наметился системный подход. Руководство смогло выбить у парламента кредит на развитие, а кроме того, парламентарии приобрели ценнейшую коллекцию лорда Элгина — собрание мраморных редкостей времен Античной Греции. А десятилетием ранее музей обрел одну из главных своих ценностей — Розетский камень, являющийся сегодня самым посещаемым одиночным экземпляром этого учреждения.

Борода Великого Сфинкса, моаи и коробочки Кука

Бесценное наследие египетской и античной цивилизаций является сегодня «яблоком» раздора между странами, откуда редкости были вывезены, с одной стороны и Великобританией с другой. И Египет, и Греция не желают смириться с потерей национального достояния и перманентно выдвигают требования вернуть ценности обратно. Один лишь факт, что «египетская» экспозиция Британского музея лишь немного уступает национальной в Каире, свидетельствует о баснословной стоимости этих экспонатов. Мумии, саркофаги, уже упомянутые Розетский камень и кусочек бороды Сфинкса, огромные статуи фараонов и даже один обелиск, математический папирус Ахмеса и множество других редкостей древнеегипетской эпохи прославили Британский музей еще до создания его Каирского «коллеги».

Именно из этого музея сбегает жрец Импхотеп в одном из самых знаменитых фильмов ужасов — «Мумия». Из-за любопытства неопытного ассистента ученого-египтолога жрец похищает древний папирус бога Тота, с помощью которого, как считается богиня Исида воскресила своего мужа — Осириса. Этот ужастик завоевал огромную популярность, а на его основе было снято множество римейков.

Коллекции ценностей других цивилизаций, экспонирующиеся в Британском музее, не менее впечатляющи. Здесь можно полюбоваться на древнейшую печатную книгу под названием «Алмазная сутра», рассмотреть экземпляр самого старого из сохранившихся струнного инструмента — урской арфы, попытаться прочесть описание потопа на глиняной табличке из клинописного архива Ашшурбанапала, застыть перед загадочными моаи из острова Пасхи. Здесь же можно увидеть коллекцию Джеймса Кука, тщательно собиравшего даже коробки для хранения птичьих перьев.


Дворик Британского музея, перекрытый сетчатой оболочкой Н. Фостера
Архитектурные достоинства зданий Британского музея представляют собой достойную «оправу» для хранящихся внутри ценностей. Правда, на полное изучение экспозиции музея потребуется гораздо больше времени, чем можно представить даже в самых амбициозных планах.

Монеты, рукописи, книги, медали, гравюры, рисунки, геммы, минералы — из одного лишь перечня экспонатов Британского музея стоило бы составить отдельный уникальный экспонат. 94 галереи, 4 км, миллионы посетителей. Британский музей продлил время посещения в пятницу до 20.30. И с первых шагов, рассматривая невероятно красивый музейный потолок, понимаешь, что это — один из лучших способов провести вечер пятницы.

Лондонская национальная галерея

Классически строгое серое здание, увенчанное неожиданно изящным куполом, стоит на Трафальгарской площади. Но простота его обманчива — любознательный посетитель найдет внутри около двух тысяч картин, написанных в период с 13-го и до начала 20-го вв. Недаром Лондонская национальная галерея — музей, который оказался на престижном третьем месте по посещаемости в мире, уступив «серебро» Британскому музею.

Королевский каприз: коллекция банкира

Живопись во все века была отличной инвестицией. А если это еще и великолепные образчики западноевропейской живописи, начиная от эпохи раннего Ренессанса, такую коллекцию можно считать целым состоянием. И владел им, как это часто случается с ценными состояниями, банкир. Джон Джулиус Ангерштейн, судя по выбранным картинам, отличался хорошим вкусом: Тициан, Рубенс, Клод Лоррен, Джошуа Рейнольдс, Уильям Хогарт, Дейвид Уилки, Себастьяно дель Пьомбо. Полотна любого из этих живописцев сами по себе имеют огромную ценность, а собранные в коллекцию — бесценное сокровище. Только представьте — можно гулять по дому и любоваться, как флиртует в своем будуаре графиня, похищают сабинянок, гуляют на деревенском празднике, а в это время Венера обнимает ускользающего Адониса. И все эти сцены — кисти величайших художников. Неудивительно, что британское правительство выкупило коллекцию финансиста за баснословные по тем временам деньги — 57 тыс. фунтов, и выставило эти 38 полотен в доме банкира на улице Пэлл-Мэлл. Впрочем, возможно, парламент и не решился бы потратить средства столь «нерационально», если бы не давление короля Георга IV. Как ни странно, у этого скандального монарха оказалось фантастическое чутьё на перспективные проекты — по крайней мере, на один из них. Позже были выделены дополнительные деньги на обустройство новой галереи, а официально ее открытие состоялось через 15 лет после знаменательной покупки — в 1839 году.

«Водопад» из шедевров

Но еще раньше, в 20-е годы 19-го века, галерея пополнилась новыми образчиками картин — на этот раз удалось заполучить пейзаж великого Каналетто, еще одно полотно Рубенса и другие ценные картины. Количество их в коллекции перевалило за полсотни. Но истинный «водопад» из шедевров обрушился на устроителей галереи, когда они получили множество завещанных коллекционером картин, среди которых были полотна Тициана, Рембрандта, Тинторетто, Андреа дель Сарто и др. Отметка в сотню экспонатов была преодолена. А после того, как галерее отошли по завещанию одного лорда картины величайших английских художников Томаса Гейнсборо и Джона Констебла, а также «Вечер» Рубенса, коллекция музея стала одной из самых «завидных» не только в Англии, но и во всей Европе.

В следующие 30 лет Лондонская национальная галерея вышла на мировой уровень: принятые в дар, приобретенные, завещанные — картины прибывали и прибывали. Слава музея гремела сперва на всю Европу, потом распространилась и за океан. В 1884 году галерея смогла даже себе позволить приобретение полотен Рафаэля и Ван Дейка. Шедеврам становилось тесно.

Скромное обаяние серого купола

Еще в начале 1830-х стало понятно, что количество картин растет, и дом на улице Пэлл-Мэлл — не самое презентабельное место для таких ценностей. Архитектор Уильям Уилкинсон разработал проект здания в неоклассическом стиле, которое и было возведено на Трафальгарской площади в 30-х годах 19-го века. Изначально Лондонская национальная галерея в этом здании могла похвастаться не менее эстетически ориентированной «соседкой» — Королевской академией художеств. Позже «серая жемчужина» на Трафальгар-сквер перешла во владение музея безраздельно.

Хронология, стоимостью в миллионы

Лондонская национальная галерея имеет некую особенность: ею является характер расположения экспонатов: все картины размещены по хронологии их создания. Обычно полотна группируются в первую очередь по авторству, независимо от того, сколько десятилетий прошло между созданием разных картин одного художника. Более того, в запасниках музея почти ничего не хранится — все картины экспонируются в выставочных залах.

Неудивительно, что этим пользуются злоумышленники. Кроме великолепных произведений искусств, стены картинной галереи хранят секрет беспрецедентного по своему масштабу и невероятного по простоте совершения ограбления. Самым резонансным ограблением галереи стала кража картины кисти Франциско Гойи (сегодня ее оценивают в 2 млн. фунтов). Схема была проста до гениальности – водитель фургона Джон Бантон по 6-метровой лестнице забрался в музей через открытое окно мужского туалета, взял полотно в главном помещении и вынес обратно через туалет. По-вашему, это мало похоже на сценарий замысловатого ограбления музея? Вор, перелезающий через забор с картиной в одной руке – зрелище комическое, но им никто не насладился.

Далее события развивались, как в незамысловатом водевиле – воришка пристроил картину стоимостью в 2 млн. на заднее сиденье, а по приезду спрятал под кровать съемной квартиры. Вора так и не нашли бы, если бы сам Бантон не признался в краже через 8 лет, когда его арестовали за совсем другое, мелкое нарушение. После того, как у нашего героя взяли отпечатки пальцев, он испугался, что их смогут сличить с отпечатками, оставленными им ранее в галерее, и не нашел ничего лучшего, как самому признаться в содеянном, чтобы смягчить неминуемое, по его мнению, наказание. Каково же было его удивление, когда он узнал что никаких отпечатков в галерее не нашли, а только паника сделала его одним из самых удачливых, но и незадачливых воров своего времени. В качестве мотива вор назвал социальный протест против каких-то пенсионных сборов, и кража картины должна была привлечь к этому внимание общественности. Мемориальной доски с именем Джона Бантона на дверях туалета вы не найдете, но окна в туалетах все-таки проверяйте – вдруг поблизости прохаживаются не в меру резвые социальные активисты.


Томас Гейнсборо. Утренняя прогулка

А совсем недавно в стенах галереи разразился скандал: один из посетителей порезал всемирно известную картину кисти Томаса Гейнсборо “Утренняя прогулка”. Именно под этим полотном происходила тайная встреча агента 007 в одном из лучших фильмов «бондианы» — «Скайфолл». Надрезав картину в двух местах, вандал заявил, что у него еще имеется при себе бомба. Причины, побуждающие «городских сумасшедших» повреждать предметы, представляющие художественную ценность, до сих пор изучаются психологами и психиатрами. А пока не найдено универсальное «антивандальное» лекарство, сотрудникам галереи приходится рисковать шедеврами ради того, чтобы на них смогли полюбоваться истинные ценители.

«Венера перед зеркалом » кисти непревзойденного Веласкеса, «Портрет четы Арнольфини» загадочного Яна ван Эйка, «Подсолнухи» гениального до сумасшествия Винсента Ван Гога — сокровища мировой живописи ждут своих благодарных зрителей в обманчиво скромном доме на Трафальгарской площади. Вы все еще не там?

Фасад Сомерсет-хауса со стороны Стрэнда

Вольготно раскинувшись за вуалью фонтанов, между Стрэндом и Темзой красуется Сомерсет-хаус. Герои Агаты Кристи раскрыли немало преступлений благодаря добытой здесь информации, ведь в этом здании разместились многие государственные учреждения. Время, место рождения подозреваемого, количество браков, детей и прочую интимную информацию «раснюхивали» здесь сыщики, а в финале всех ждало эффектное разоблачение. Чем еще, кроме помощи правосудию, знаменит Сомерсет-хаус?

Резиденция для авантюриста

Во времена 16-го века в Англии самым заядлым авантюристом можно было считать Генриха VIII — стоит только вспомнить «кавалькаду» его женитьб и разорванные отношения с Ватиканом. Но некоторые его современники не отставали от короля в авантюризме: например, основатель Сомерсет-хауса Эдуард Сеймур. Брат одной из жен монарха и дядя малолетнего наследника, Сеймур захватил власть после смерти Генриха VIII, провозгласив себя Лордом-протектором Англии при юном племяннике Эдуарде VI. Громкий титул порождает сильные амбиции, и новоявленный регент, заодно присвоивший себе титул графа Сомерсета, решил построить достойную своего статуса резиденцию. Для этого ему пришлось отдать под снос жилые объекты и часовни на приглянувшейся ему набережной Темзы, вызвав волну негодования среди горожан. Но ни их недовольство, ни последующее тюремное заключение не помешало Сеймуру реализовать свой проект, и Соммерсет-хаус был воздвигнут. Выйдя из Тауэра, герцог вновь принялся за политические интриги, и второе заключение уже закончилось для него обезглавливанием. Свою буйную голову Сеймур сложил через год после того, как возведение Сомерсет-хауса было закончено. А еще раньше он приказал начать строительство загородной резиденции, известной ныне как Сайон-хаус. Таким образом, Лондон обязан этому авантюрному аристократу, как минимум, двумя выдающимися особняками.

Вид на фонтаны

Пристанище для королев и налоговиков

Смерть владельца, казалось бы, лишила Сомерсет-хаус «светлого будущего» в качестве резиденции хозяина Англии, хоть бы и временного. Но именно сюда Мария I отправит «прозябать» свою сводную сестру Елизавету — будущую великую королеву и последнюю из Тюдоров. Именно в Соммерсет-хаусе будут жить в 17-м веке супруги трех английских королей. Анна, жена основателя династии Стюартов Якова I, и превратит эту резиденции в шикарный дворец. По ее приглашению выдающийся архитектор Иниго Джонс изменит облик здания, добавив в его планировку «щепотку палладианства», иначе говоря — элементов раннего классицизма, получивших название в честь итальянского архитектора Андреа Палладио.

В бурные революционные времена парламентарии решили избавиться от Сомерсет-хауса, выставив его на продажу. Но покупателя не нашлось, и во дворце расквартировались генералы и сами же парламентарии. А когда умер еще один Лорд-протектор Англии — Оливер Кромвель — именно здесь состоялось всенародное прощание с телом. После реставрации монархии во дворце вновь поселилась королева, и одно время он был приютом для антипротестантских заговорщиков, а позже — местом проведения балов и маскарадных увеселений. К его реконструкции «приложил руку» даже сэр Кристофер Рен. Но уже спустя век Сомерсет-хаус был снесен, так как перестал представлять интерес для монархов.

На его месте по проекту Уильяма Чемберса (который использовал чертежи И. Джонса) возвели новое строение для размещения государственных служб. Почти весь 20-й век Сомерсет-хаус занимали преимущественно налоговики. Возможно, поэтому здание было так быстро восстановлено после сильных бомбардировочных ударов времен Второй мировой войны.

«Натурщицы» и «картежники», стоимостью в миллионы

Сегодня главной «приманкой» для посещения дворца, который открыт для публики, является Галерея Института искусства Курто. Здесь — настоящая «Вальхалла» для любителей импрессионизма и постимпрессионизма. Ренуаровские девушки, сезанновские картежники, легендарная «барменша» Эдуарда Мане, Ван Гог с перевязанным ухом, эффектные натурщицы Амадео Модильяни — истинный ценитель живописи может «словить» здесь синдром Стендаля.

Не обходят вниманием здесь и современное искусство — перманентно в Сомерсет-хаусе проводятся выставки разной тематической направленности, посвященные фотоискусству, дизайну, архитектуре и т. п. Здесь также обожают устраивать светские встречи знаменитости, которые съезжаются на Лондонскую неделю моды.

Кинопоказы, концерты, общественный каток, 55 восхитительных фонтанов — и это далеко не все развлечения, которые Сомерсет-хаус может предложить искушенным лондонцам. Это место, которое вызывает вдохновение — рисовать, петь, снимать кино, танцевать под брызгами фонтанов и еще раз осознать, как прекрасен вид на Темзу.

 

Дом-музей Зигмунда Фрейда

Жизнь легендарного «толкователя сновидений» трудно сравнить с радостным сном — это была жизнь, полная испытаний, жизнь великого ученого. Но по его собственному мнению, «задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира». Сегодня мы с иронией вспоминаем имя этого доктора каждый раз, когда речь заходит о попытке «проникнуть» в психику другого человека. Музей Фрейда, посвященный личности знаменитого ученого, есть также в Австрии и Чехии. Но именно здесь, в скромном лондонском доме, оборвалась жизнь величайшего знатока человеческих душ.

Бегство из жизни в бессмертие

Музей Фрейда был основан в доме, где великий психиатр проживал со своей семьей после бегства из-за аншлюса Австрии. Ничего хорошего Фрейду с его этническим происхождением ждать от нацистов не приходилось: репрессии, запрет его работ, доносы в гестапо со стороны завистников, арест дочери вынудили ученого решиться на эмиграцию. Разрешение на выезд стоило огромных денег, которые доктор должен был выплатить правительству, и этот долг он смог погасить лишь с помощью друзей, да и то не сразу. Фрейд уехал и больше никогда не увидел дорогую его сердцу Австрию.

Уже в Лондоне тяжело больной ученый вынуждает лечащего врача при согласии дочери оборвать его мучения, и умирает от введенной ему смертельной дозы морфия. Прах Фрейда в этрусской вазе поместили в Голдерс-Грин — мавзолей старейшего британского крематория и первого учреждения такого профиля в Лондоне. Несколько лет назад вандалы пробрались туда и разбили вазу с прахом знаменитого психиатра, после чего его перенесли в другое место.

Ваза, в которой захоронен прах Зигмунда и Марты Фрейд

В хэмпстедском доме, где недолгое время успел пожить в эмиграции Зигмунд Фрейд, до начала 80-х гг. обитала его младшая дочь, основательница детского психоанализа. После ее смерти в здании и был открыт музей — в память о грандиозном научном прорыве, совершенном доктором Фрейдом.

Конечная остановка в идиллическом домике

Дом-музей, где работали отец и дочь, построен в стиле королевы Анны, который стал очень популярен среди лондонцев гораздо позже эпохи, породившей его. Контраст красных кирпичных стен и белых оконных рам в сочетании с обвивающими дом растениями навевает мысли об уюте английской деревни с ее миролюбием и идиллической жизнью. Увы, последние месяцы жизни Зигмунда Фрейда трудно назвать идиллией.

При подготовке экспозиции музея в доме оставили все, как было при жизни хозяев. Здесь хранится около 2 тысяч экспонатов, в том числе — ряд древних фигурок, выстроенных на конторке, за которой так любил работать ученый в ранние утренние часы.

Фрейдам повезло вывезти многие ценные предметы обстановки с собой в эмиграцию, в том числе — книги, фотографии и множество документов из домашнего архива. Сегодня гордостью музея являются коллекция редкостей египетского, древнегреческого, древнеримского периодов, восточные ценности, любовно собранные и сохраненные Фрейдом. Значительный интерес для искусствоведов оставляют картины, в тому числе, портрет доктора кисти Сальвадора Дали. Хранятся здесь также столы, буфеты, роскошные восточные ковры, другие предметы обихода, составляющие немалую антикварную ценность, среди которых — мебель в некогда модном стиле бидермайер.

Хотите об этом поговорить?

Но главным «артефактом» музея, несомненно, является кушетка — та самая, лежа на которой, пациенты пересказывали эксцентричному, но безумно модному в обществе доктору свои сновидения. Кушетка Фрейда — едва ли не самый узнаваемый предмет мебели в мире. Очень удобная, покрытая красивейшим иранским ковром, она скорее компактная, чем просторная. Видимо, так и было задумано — во время сеанса пациент должен не отдыхать, а работать над своим состоянием вместе с доктором.

Статуя Зигмунда Фрейда работы Оскара Немона в двух минутах ходьбы от музея

Вокруг музея разбит небольшой, но ухоженный сад, в котором отец и дочь любили работать в перерывах между научными изысканиями. Здесь пламенеют розы и герани, застенчиво прячется от общества гортензия, цветут и плодоносят сливы.

Музей Фрейда — место, где регулярно читаются различные лекции и проводятся семинары. Кроме того, здесь функционирует сувенирный магазин, в котором можно купить книги как самого Зигмунда Фрейда, так и биографические работы о нем, а также множество оригинальных тематических сувениров.

«Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его», — сказал однажды ученый, и возразить ему нечего. Но некоторые покидают мир, оставляя ему огромное наследие своего неутомимого труда и блестящего интеллекта. Таким был Зигмунд Фрейд при жизни, таким он и остался в мировой истории.

Музей чая и кофе. Экспозиционный зал

Одна из самых распространенных ассоциаций с Англией — чаепитие. Многие думают, что это «вина» Льюиса Кэррола, отправившей свою Алису в удивительное путешествие с безумными чаепитиями. Но упоминания о чашке чая как универсальном лекарсте и едва ли не национальном достоянии встречаются у многих английских писателей. А пресловутый файф-о-клок уже давно стал традицией, сформировавшей собирательный образ британца. Согласитесь, странно было бы посетить Лондон и не зайти в тематический Музей чая и кофе?

Монополия на бодрость

31 декабря на пороге 17-го века Елизавета I издала указ о создании акционерного общества под названием Английская Ост-индская компания. Стартовый капитал АО на те времена был более чем значителен — 72 тысячи фунтов стерлингов. Кроме многолетних торговых операций в Индии, компания отличилась в истории тем, что именно по образцу ее верфей был заложен Санкт-Петербург. Примечателен также факт, что Наполеон, закончивший свои дни на острове Святой Елены, охранялся войсками Английской Ост-индской компании, занявшей остров ранее. Судьбоносное для английских колоний в Америке «Бостонское чаепитие» тоже не обошлось без ее товаров. А все потому, что эта компания веками держала в своих цепких руках импорт/экспорт чая и кофе на европейском континенте. И конечно же — устанавливала на них свои цены, фактически подчинив себе этот сегмент рынка на мировом уровне. Таким образом, «бодрящие» напитки оказались под контролем предприимчивых англичан.

Индия, откуда представители Английской Ост-индской компании веками привозили чай, стала мировым гегемоном по изготовлению этого напитка. Здесь выращивали разные сорта и совершенствовали существующие. Позднее посредством смешивания их с китайскими контрабандными получили цейлонский чай. Он выращивался на острове Шри-Ланка и, благодаря английским торговцам, прославился на весь мир. Благодаря им же Лондон на весь мир тоже прославился — в качестве чайной столицы.

Чайный «Интернационал»

Носильщики переправляют чай через горы Тибет. Западная Сычуань, начало 20-го века.

В музее разделены экспозиции чая и кофе, поскольку заваривания чая для британцев — настоящий ритуал, не менее значимый, чем для чаеманов востока. В чайной комнате музея для вас приготовят этот напиток в соответствии со всеми правилами и с учетом всех тонкостей: температура воды для заварки, дозировка, подача. Трепетно относящиеся к чаю англичане не забыли и про других почитателей этого напитка, посвятив их традициям в лондонском музее отдельные экспозиции. Здесь представлены японские пиалы для чаепитий, венчики, которыми взбивают чайные листочки, тематические наборы керамики, китайские фарфоровые чашки изумительно тонкой работы, заварочные чайники, среди которых встречаются как хрупкие, так и тяжелые, рекордно долго сохраняющие тепло.

Русские традиции чаепития устроители музея тоже не обошли вниманием: великолепный в своем блеске самовар, расписные подносы, блюдечка, из которых так любили прихлебывать чай купцы вприкуску с сахарком. Традиционная чайная «закуска» тоже не забыта — бублики-баранки, сушки и даже чайная баба напоминают посетителям о русских поклонниках чая.

Индия и Шри-Ланка «отметились» в музее картинами и гравюрами на чайную тематику. Как ни странно для крупнейших производителей чая, какой-то особо узнаваемой посуды из этих краев привозят мало — и в этом направлении рынок тоже захватили китайцы. Кроме того, в зале выставлено захватывающее многообразие посуды и аксессуаров для чая. Можно здесь также рассмотреть образцы разных сортов чая, помещенные в специальные емкости для сохранения аромата чайного листа. Интересными экспонатами богата чайная комната, но дивный аромат уже манит посетителей в другую.

Кофейная мистерия

Кофейные зерна после обжаривания

Кофе — этому фетишу трудоголиков — посвящен также отдельный зал музея. Перед посетителями выставлены различные сорта, красивейшие сервизы, антикварные и современные кофемашины всяческих модификаций, турки с ажурной резьбой, кофейные фильтры, приправы для приготовления разных видов напитка. История кофе еще более богата приключениями и парадоксами, чем история его собрата — чая. Устроители музея озаботились тем, чтобы для гостей она была доступно изложена в диаграммах, картах, а также старинных гравюрах. И конечно, же здесь можно понаблюдать за процедурой приготовления кофе и насладиться его божественным ароматом.

Музей чая и кофе славится своей сувенирной лавкой, а также содержательными семинарами и лекциями, проводимыми в заведении. Стоит нанести сюда всего один визит — и в вашей жизни одним волшебным ритуалом станет больше.

Wembley Arena

Это лондонское сооружение принимало так много легендарных личностей, что уже само превратилось в легенду. Здесь из последних сил боролись за олимпийское золото, тут крепла и множилась слава «битлов», здесь тысячи фанатов подпевали в унисон культовым голосам. «Уэмбли Арена» — это мощный сгусток энергии нескольких поколений зрителей, которые вот уже 9-й десяток лет приходят сюда выразить свой восторг.

Имперский бассейн и стадион для всего мира

Этот лондонский крытый комплекс построил в 1934 году Артур Элвин к началу масштабного спортивного мероприятия – Британских Имперских игр. Отсюда и первое название комплекса — Имперский бассейн. Эти соревнования, известные также как Игры Содружества, прошли 4-11 августа 1934 года в Лондоне вместо заявленного изначально Йоханнесбурга (проблема расизма на тот момент была еще достаточно ощутимой).

Уэмбли Арена. Фронтон

Позже статус Уэмбли настолько вырос, что здесь проводились соревнования в рамках Олимпийских игр 1948 и 2012 годов. Ведущие спортсмены мира в этом комплексе боксировали, плавали, прыгали в воду, играли в бадминтон и демонстрировали чудеса художественной гимнастики.

На арене Уэмбли более сорока лет ежегодно проводили конное шоу, здесь была база Британской хоккейной лиги, тут дрались боксеры с мировыми именами. В наше время в Уэмбли проводятся престижные международные соревнования по баскетболу, нетболу, дартсу, снукеру и т.п.

Комплекс располагает 12,5 тысячами мест и относится к числу самых больших крытых арен и концертных площадок столицы. Перед главным входом Уэмбли расположена «Площадь славы», где можно увидеть бронзовые таблички с именами и отпечатками рук знаменитостей. Первая бронзовая ладошка досталась площади от Мадонны. Позже к ней присоединились отпечатки Клиффа Ричарда, Кайли Миноуг, Брайана Адамса, Долли Партон и множества других выдающихся личностей.

При всей своей популярности «Уэмбли Арена» накануне проведения Олимпиады-2012 нуждалась в модернизации. Реконструкция этого спортивно-концертного комплекса в 2005-2006 гг. обошлась в 35 млн. фунтов стерлингов. Открытие обновленной арены ознаменовало выступление группы Depeche Mode – кумиров вне времени и моды.

Сцена для кумиров

Исполнителей, выступавших в Уэмбли, перечислить немыслимо, но даже десяток из этих имен может повергнуть в музыкальный экстаз миллионы поклонников со всего мира. Одна лишь «Ливерпульская четверка» выступала здесь трижды, собирая около 10 тысяч слушателей. А ведь на этой арене пели также неповторимые Rolling Stones, Джордж Майкл, Electric Light Orchestra, Элтон Джон, Дэвид Кэссиди, Род Стюарт, Джон Браун и лидер по количеству проведенных здесь концертов Клифф Ричард. Неутомимая Тина Тёрнер побила здесь рекорд в женском «сольном зачете» — свыше 25 концертных мероприятий.

Уэмбли Арена. Фонтаны у фронтона

Пришлась по душе арена «Уэмбли» и участникам культовой группы ABBА, сыгравшей здесь 6 концертов на пике своей славы. Публика принимала шведов с таким восторгом, что они сравнили выступление на арене Уэмбли с возвращением домой.

Барбра Стрейзанд стартовала на этой арене со своим концертным туром «Барбара», исполнив свою невероятной красоты композицию «As If We Never Said Goodbye», попавшую в топлист песен BBC.

Нобелевский лауреат Боб Дилан двенадцать раз выступал в «Уэмбли Арене», продав около 150 тысяч билетов. Мадонна немного не дотянула до дюжины, но 8 концертов на этой арене – тоже очень внушительное количество. А вот энергичные Spice Girls девять раз срывали здесь аншлаг в 1998 году.

Кристина Агилера, Шакира, Бейонсе, Pink, Рианна, Тейлор Свифт – самые яркие современные звезды «зажигали» публику на «Уэмбли Арене». Здесь гремели овации, рвались футболки, дрались за автографы. Десятки тысяч поклонников «взрывали» аплодисментами эту сцену, сотни и сотни хитов исполнялись на «бис».

Подобно древнеримским аренам, «Уэмбли» — это настоящая «центрифуга» эмоций. Накал страстей, страх и триумф, жадное внимание толпы – сцена «Уэмбли» ничего не забывает. Это место нужно посетить хотя бы раз – иначе весь этот сумасшедший вихрь восторженной энергии миллионов пронесется мимо вас.